C17H21NO2

Любишь страшные истории? Поверь, таких жутких мистических историй из жизни ты ещё не читал! Заходи на наш сайт и взгляни в глаза своему сраху!

Опираясь на оголенную костяшку, Виталий осуществлял неуверенные движения по направлению костра. Он, уже, почти не чувствовал боли. Им управляло только желание употребить новую дозу. Он жил на окраине города, вблизи от трубы, откуда, в озеро, вытекала городская канализация. Место было выбрано отнюдь неспроста… особенность данного объекта являлось причиной жуткой вони.
Это отпугивало любопытных проходимцев и обеспечивало Виталию уединение. Дойдя до цели, он, наконец, мог повалиться на землю. В 2-3 метрах от него лежала гниющая ступня, его ступня. Все началось пару месяцев назад. Свою правую ногу он выбрал как место для введения иглы, так как вены на ней были отчетливы и местами даже выпирали. Спустя неделю нога онемела, затем появились черные синяки, переходящие в глубокие язвы. Спустя месяц, уже, можно было увидеть голую кость. Виталия, поначалу, пугало это зрелище, но после… после он попросту привык. Как бы странным это не казалось, но наркотик знает свое дело и, вместе с телом, страдает так-же мозг.

Лежа на сырой земле, Виталий, всматривался в ночное небо. Каждый раз, когда он видел миллиарды сияющих точек, он забывал, на время, о ломке и боли… и просто отдыхал. Часто такой отдых плавно перетекал в сон, если «голод» был не слишком силен. Так произошло и сегодня. Звезды стали расплывчатыми, звук канализации ушел на второй план и наркоман погрузился в сон.

«Ну что за еб-твою-мать !!!» — пронеслось в голове у Виталия. Судя по звукам, снова собаки забежали в его убежище. Открыв слипшиеся гнойные глаза и, как и каждый раз, долго всматриваясь в никуда, дабы картинка стала более менее четкой, Виталий посмотрел в сторону, разбудивших его, звуков. Потерев глаза и взглянув еще раз, дабы убедиться, что это не очередная галлюцинация – все ноющее тело наркомана стал охватывать дикий ужас. В метре от него, на корточках, в совершенно неестественной и непонятной позе, находился человек и, словно голодная псина, жевал что-то. Виталий, весь бледный от ужаса, стал пытаться отползти от этого места. Человек, обратив внимание на шорох, поднял голову… вызвав панический шок и ужас у наркомана. Это был средних лет мужчина, весь грязный, со взъерошенными, местами вырванными, волосами… и с гноящимися кровоточащими язвами вместо глаз. «Кто..кто здесь? У вас есть что поесть?» — заговорил сиплым голосом незнакомец – «я очень голоден». Виталий не мог произнести ни звука, в горле стоял гигантский ком. Гость был абсолютно слеп и, поэтому, держал голову, немного под наклоном, ухом к источнику звука. Хоть внешний вид его и не был угрожающим, наркоман все же испытывал сильнейший страх и так и продолжал медленно неуклюже отползать. «Я слышу, что вы здесь! Быть может найдется что съестное? Я чувствую запах, у вас что-то определенно есть!» — продолжал незнакомец и начал медленное движение в сторону Виталия, периодически, принюхиваясь, шмыгал носом. Подползая совсем близко, он высунул огромный набухший язык и облизнул потрескавшиеся кровавые губы: «это совсем близко!». Изобразив не человечески устрашающую гримасу он, словно кошка, прыгнул в сторону Виталия и, вцепившись гнилыми зубами в оголенную торчащую кость, на месте которой когда то находилась ступня, начал жадно грызть ее, схватив руками за то место, где заканчивались мягкие ткани. Виталий взвыл от боли страшным криком и начал размахивать руками, пытаясь дотянуться и оттолкнуть сумасшедшего.

Так продолжалось несколько секунд. Гость насыщался гнойной плотью наркомана, пока тот, корячась и крича от боли, безуспешно пытался оттолкнуть его от себя. Пока из кармана толстовки, в которой был Виталий, с характерным звоном, не выпали два заряженных шприца и ампула с веществом. Сумасшедший, наконец, держа гнойный кровавый кусок плоти во рту, вытянул голову вверх и замер. Попытка заговорить не увенчалась успехом, и он выплюнул содержимое своего рта. Его лицо растворилось в страшной улыбки. «Это… это-то о чем я думаю?!?» — заикающимся голосом спросил он. Виталий, все еще мучаясь от боли, продолжил отползать. Но незнакомца он больше не интересовал, так как он, на ощупь, нашел выпавший шприц и, пощупав его руками и убедившись, что это то, о чем он думает, разразился страшным хохотом. Наконец Виталий, то ли собрав силы, то ли боль наконец отступила, произнес: «Больной сукин сын!». Гость вздрогнул и сделал удивленное выражение лица: «Кто здесь?». Было очевидно, что он совершенно не в себе. Выродок снова принялся ощупывать шприц, при этом радостно «гы-гыкая». Перепуганный Виталий, находясь уже примерно в 5ти метрах замер и стал наблюдать.

«Моя маленькая радость!» — бормотал психопат и, теребя шприц в руках, наконец, снял колпачок – «иди к папочке!». Следующее его действие вызвало новую волну ужаса и шока у наблюдающего бедняги. Медленно, с чувством высочайшего наслаждения, он начал вводить иглу в гнойную язву, заменяющую его правый глаз. Все стало понятно. Виталий словно прозрел. Его лицо приняло без эмоциональный вид. Он словно видел воплоти весь тот ужас, частью которого являлся.

Тем временем гость уже выкинул использованный шприц и, весело смеясь, лежал на земле. «Я вижу! Я снова вижу! Боже, как красиво! А ты видишь это?! Это же просто чудесно! Это было бы еще чудесней, если бы я не был так голоден!! У тебя есть чем можно утолить голод? Дай мне чего ни будь сожрать! Я знаю, у тебя есть!» — блаженство с его лица пропало, и он снова принял угрожающий вид – «я чувствую это по запаху!». И начал неспешное движение в сторону Виталия, который все так же без эмоций смотрел на всю эту картину. И, как и прежде, подползая совсем близко, изобразил ужас на лице и… прыгнул.

«Приятного аппетита, мразь» — еле слышно, спокойным голосом, произнес Виталий и вытянул искалеченную ногу, точнее то, что от нее осталось. Обгрызенная, гниющая кость с легкостью вошла, через язву, вместо одного из глаз, в голову нападавшего. Тот, издав негромкий стон, так и повис головой на кости наркомана. Виталий, стиснув зубы от боли, откинулся на спину и поднял глаза в голубое небо. Уже давно настал день. А он так и не принял утреннюю дозу. Но, как, ни странно, ломка совершенно не беспокоила его. В его голове, несмотря на страдания, было лишь умиротворение и покой. Пролежав так весь день, он, наконец, дождался звезд. Наблюдая за ними и слушая звуки пустоты, в собственной голове, он закрыл глаза и погрузился в сладкий, наконец, спокойный, сон.

Наутро весь город стоял на ушах. По всем каналам, по радио, в газетах рассказывали о невероятном происшествии. «Наркоман заколол товарища собственной костью ради дозы!!!» — кричали заголовки. Но никто и никогда не узнает, о маленьком подвиге, который был совершен в в окружении нищеты, страха, ужаса, отвращения, низости, отвратности и гниющего человеческого мяса.