Чужая земля

Любишь страшные истории? Поверь, таких жутких мистических историй из жизни ты ещё не читал! Заходи на наш сайт и взгляни в глаза своему сраху!

Эта история произошла лет 15 назад, а я до сих пор с содроганием вспоминаю те события, словно это было вчера. Моя жизнь изменилась после той страшной ночи. Наверное нам — простым смертным, для осознания каких-то вещей, сначала нужно пережить что-то шокирующее, что-то, что как бы встряхнёт нас. Только после подобного мы «просыпаемся» и начинаем думать иначе, начинаем ценить то, что раньше казалось обыденным…
Мы были совсем молодые, только что окончили институт. У меня всегда было много поклонников, мужское внимание мне безумно нравилось. Однако я выбрала его — хулигана и острого на язык Димку. Любовь у нас с ним была довольно сложной. Часто ссорились, я постоянно уходила от него, но потом снова возвращалась. Дима был человеком очень резким и вспыльчивым, к тому же, женским вниманием он был сполна одарен буквально с детского сада, так что мне приходилось с ним не сладко. Завистливым подругам я не могла поплакаться в жилетку, в сложные периоды наших отношений, так как знала, что они меня не поймут и возможно, даже порадуются, что всё у нас с Димой не так гладко. Своими бедами я могла поделиться лишь с Лёшкой — моим лучшим другом детства. Я знала, что он был влюблён в меня, но скрывал это. Лёшка всегда был рядом в самые трудные моменты жизни, поддерживал во всём и всегда. Он мог бросить все дела, если мне нужна была любая его помощь. Таких друзей и за всю жизнь можно не встретить. Однако, я прекрасно понимаю, что мои отношения с Димой отравляли жизнь моего лучшего друга. Но, молодость довольно глупа и слепа, совершать ошибки ей свойственно…
Очередная ссора с Димой и он всё бросает и уезжает в другой город к своему другу. Я почти уверена, что там он быстро нашёл себе «временную замену» мне. Я в слезах и расстроенных чувствах побежала к Лёше, который, разумеется, не отвернулся от меня. Чтобы отвлечься, он позвал меня на природу с его друзьями, отдохнуть. Я согласилась.
Погода стояла чудесная. Долго искали место для остановки. В итоге была выбрана небольшая полянка, на, которую мы вышли через лес. Неподалёку виднелась маленькая брошенная деревня. Мы смеялись, болтали обо всём на свете. Я действительно отвлеклась от своих проблем, мне было легко и хорошо. Компания подобралась душевная, Лёшка от меня ни на шаг не отходил. Иногда мне казалось, что я совершаю огромную ошибку, отвергая такого человека. Но тут же я вспоминала о Диме… всё-таки я любила его, а может просто болела им? Не знаю, как правильно это назвать. Я до сих пор не понимаю себя в те годы…
Стемнело, мы засобирались домой. Все уже уехали, остались только мы с Лёшей. Пока убирали вещи в его машину, немного поболтали, посмеялись. Было уже совсем темно, когда мы двинулись в путь. Свет фар освещал нам дорогу. Было уже достаточно прохладно, я включила печку в машине. Ухабистая дорога шла прямиком через лес, мимо брошенной деревни. Её уже не было видно в ночной темноте. Когда мы заехали в лес, метров через 300 возник он…
Всё случилось в одно мгновенье, просто кто-то, словно из ниоткуда появился прямо у нас на пути. Всё что я успела разглядеть, это безумные, залитые кровью глаза, смотрящие прямо на нас и какую-то рваную одежду. Лёшка резко дал по тормозам и в этот момент некто тут же сорвался в тёмную лесную чащу, с каким-то жутким безумным смехом. Мы оба были в ужасе, не могли отдышаться от страха. Кто это или что это было, я не поняла, но мне было очень страшно, я предложила скорее убраться прочь отсюда. Не знаю точно, сколько ещё мы ехали, но лес казался бесконечным. По моим подсчётам, мы уже давно должны были выехать на трассу, но её почему-то даже не было видно. В какой-то момент машина резко заглохла и дальше ехать упорно не хотела. Лёшка впал в ступор. Перед выездом он проверил машину, никаких неполадок не было. Что же произошло?
Мы вышли: я светила фонариком, а Лёша копался под капотом в поисках проблем. Но всё было нормально. Было уже довольно холодно, изо рта даже пар шёл. Лёша развёл руками. Сложилась совершенно непонятная ситуация. Вдруг мы услышали, как хрустят ветки. Я резко обернулась и посветила фонарём в лесную чащу. Никого. Посветила влево-вправо: лишь деревья и кусты. Тишина. Вдруг что-то мелькнуло в листве, тихо таившееся всё это время. Всё содрогнулось и зашуршало на миг, а я чуть не уронила фонарик из рук от страха. В полнейшей лесной тьме кто-то явно был и он будто играл с нами. Лёша схватил меня в охапку и посадил в машину. Сам сел на водительское место и всё закрыл так, чтобы никто к нам не пробрался. Меня трясло от страха. Время от времени я слышала отголоски этого жуткого, безумного смеха, будто бы он был всюду, со всех сторон одновременно. Лёша постоянно вертел головой, в надежде хоть краем глаза заметить того, кто так жестоко издевается над нами. В машине резко погас свет. Фонарик в моей руке так же безнадёжно потух. По моим щекам побежали слёзы. Лёша безрезультатно продолжал заводить машину, я видела как он нервничает.
Кто-то начал нас раскачивать. Всё пошло ходуном. Кто мог так легко качать тяжёлую машину? Мы даже закричать не могли, настолько было страшно. Вокруг ни души, почти ничего не видно, сплошная тьма и в этой тьме было что-то, что явно хотело до нас добраться. Начались стуки в двери, но никого не было видно. Просто нечто барабанило по дверям машины с такой силой, что эти стуки заглушали всё вокруг. Лёша прижал меня к себе. Я думаю, ему тоже было страшно, но он не показывал этого. Мне казалось, что всё это сон, длинный и ужасный кошмар. Этот жуткий смех, переходящий в крик, он кружил вокруг машины, раскачивая её и барабаня по ней со страшной силой. Потом всё резко стихло. Я смогла услышать, как бешено бьётся сердце в моей груди. Лёша крепко держал меня в своих объятьях. Он обещал мне, что с нами будет всё хорошо и что он вытащит меня отсюда. Я плакала и хотела ему верить. Лёша не мог обманывать…
Воцарилась тишина. Полная. Только стук сердца в ушах. Только стук в висках. Больше ничего. Словно ничего и не было. Мы не шевелились. Было страшно даже просто моргать, дабы не спугнуть это спокойствие неловким движением. Я приподняла голову, чтобы оглядеться. Кажется ничего уже не было. Я медленно перевела взгляд к водительскому окну и как удар током… он: ужасное, отвратительное лицо, залитое кровью, из которой только были видны эти безумные, огромные глаза, поблёскивающие сумасшествием и жестокостью, эти зубы, острые и кривые, как у старого медведя, торчащие клочками волосы… лунный свет слабо попадал на эту уродливую морду, любопытно, словно с ухмылкой пялящуюся на нас в упор в окно всё это время, но увиденное мной, навсегда врезалось в память. Эти тишина была ложной. Просто тварь всё это время тихонько притаившись, любовалась нами и наслаждалась нашей беспомощностью. Я закричала и нечто тут же убежало. Не уверена, что Лёша видел то же, что и я, так как он сидел спиной к окошку. Мне хотелось забиться в самый дальний угол, стать маленькой, совсем крохотной и убежать отсюда как можно дальше. Лёша резко схватил из сумки с заднего сидения большой охотничий нож и пулей выскочил из машины. Он стоял в кромешной тьме и кричал. Он звал эту тварь, хотел убить её наконец. Я рыдала в машине и умоляла его вернуться. Если бы с ним что-то случилось, я бы осталась совершенно одна в этом адском месте. Сколько Лёша не привлекал к себе внимание, никто не отозвался. Я сидела в машине и вся тряслась. В какой-то момент я почувствовала, как что-то холодное течёт по моему плечу, затем по руке. В носу вдруг появился неприятный металлический запах. Я перевела взгляд на свою руку и увидела, как по ней бежит толстая дорожка крови. Я повернулась назад. Он сидел там. Сидел и улыбался так, что его кривые клыки светились мерзким жёлтым светом. Он дотронулся до моего плеча своей когтистой уродливой рукой. Я с диким криком выскочила из машины и побежала к Лёше. Он подхватил меня. Теперь и в машине было небезопасно. Как оно туда пробралось? Я не понимаю. Мы стояли напуганные и беззащитные посреди тёмной лесной дороги. Я вцепилась в Лёшу. Он был моей последней надеждой. Только он мог вытащить нас отсюда.
— Бежим отсюда, в машину не вернемся, — сказала Лёша.
Мы рванули по дороге. Бежали из последних сил. Луна почти ничего не освещала: из-за пушистых макушек деревьев, её свет слабо пробивался на землю. Было холодно и безумно страшно. Повсюду мне чудилось оно. В ушах стоял мерзкий смех а в носу всё ещё держался крепкий запах крови. Меня тошнило от этих ощущений и от страха. Мне казалось, что мы бежим уже целую вечность. Время тянулось точно резина и не было видно ни конца, ни края нашим мучениям. Силы заканчивались, мышцы стали твёрдыми и горели, я была готова рухнуть на дорогу. Лёша то и дело подхватывал меня. Он почти тащил меня на себе. Мне казалось, что всё вокруг сон. Даже было какое-то ощущение потери времени, вязкости реальности. Я не могу передать словами, какого это.
Оно вернулось совершенно неожиданно. Не знаю, где оно всё это время было. Наверное бежать было бесполезно. Тварь выскочила из кустов и повалила Лёшу, его нож вылетел из рук. Я упала на землю, ударилась головой, да так, что звон стоял в ушах. Я лежала и видела, как Лёша пытается ударить эту тварь, нависшую над ним и машущую своими длинными кривыми лапами. Оно продолжало смеяться, кричать, визжать. Я попыталась встать, но всё тело пронзала жуткая боль, свело все мышцы. Это мерзкое создание прижало Лёшу к земле своими лапами. Прижало и держало. Они смотрели в упор друг другу и только кровь капала сверху на Лёшу. Он лежал, как вкопанный, не понимаю, почему. Может эта тварь была настолько сильна, а может он был околдован. Я схватила лежащий рядом камень и кинула в нашего преследователя. С поросячьим визгом он снова ринулся в темноту. Лёша лежал на земле, не шевелясь. Я видела его большие, напуганные глаза. С трудом встав, я тут же побежала к нему. Протянула руку. Он встал и я поняла, что он увидел что-то ужасное в глазах этой твари.
— Зря мы сюда приехали, это чужая земля. Прости, — сказал только Лёша.
Я долго пыталась узнать, что он имел в виду говоря, что это чужая земля, но мой друг больше ничего не хотел говорить…
Безумно уставшие, измученные, пыльные, мы ещё долго шли. Просто шли вперёд по этой бесконечной дороге. Ноги влачились, словно тряпичные. Мне было уже всё равно. Если бы эта тварь ещё раз выскочила на нас, я бы наверное больше не бежала. Лучше скорее умереть, чем продолжать прятаться, продолжать бороться. Лёша просто шёл молча, крепко сжимая мою руку. Думаю, для него тоже настал тот момент, когда уже на всё плевать, когда собственная жизнь в тягость.
Мне казалось, что прошла вечность. Мы вышли к небольшой деревушке уже на рассвете. По пути я иногда видела блеск безумных глаз в кустах и слышала этот ужасный смех, но больше эта тварь на нас не посмела напасть. Я тогда не знала, почему оно вдруг оставило нас в покое. Может рассвета побоялось. Не знаю…
Мы постучались в первый же дом, обессиленные и потрёпанные. Нам открыла пожилая женщина, очень милого вида. Она ахнула, увидев нас и тут же впустила к себе. Мы всё её рассказали, объяснили, где осталась наша машина. Нам нужен был телефон. Пока Лёша пошёл звонить кому-то, бабушка эта рассказала мне, что мы выбрали плохое место для отдыха. Рядом с той поляной, на которой мы располагались, находилась брошенная деревня. Так вот, это когда-то была деревня колдунов, очень старое и пропитанное чёрной магией место. Вокруг этой деревни постоянно происходили беды, люди часто болели, умирали. По этой причине жители со всех соседских деревень решили устроить самосуд и сожгли колдунов, как ведьм на кострах. Было это очень давно, тогда ещё за это никого бы не наказали серьёзно. Да и не знал никто, деревня-то далеко от более крупных населённых пунктов. Бабушка сказала, что неупокоенные души этих колдунов до сих пор бродят в тех местах в адском обличии. Они застряли между мирами, наказанные за своё колдовство при жизни и ненавидят всех живых. Им нужны человеческие души, забирая их, они становятся сильнее. Эти твари сгущают время вокруг тебя, душат, издеваются как могут. Ничего их не пугает. На своей земле они хозяева.
Друзья приехали за нами через несколько часов. В наш рассказ они поверили с трудом. Я их понимаю. Поверить в нашу адекватность в тот момент было сложно. Мы нашли нашу брошенную машину. Как ни странно, завелась она сразу и мы в сопровождении друзей уехали на ней домой, прочь из этого проклятого места. Лёша постоянно молчал. Он лишь изредка смотрел на меня так, словно знает что-то очень грустное и печальное, но не может мне сказать, как бы я его не упрашивала.
Спустя некоторое время после этого случая Лёша умер. Он неожиданно узнал, что серьёзно болен и сгорел за несколько месяцев. Всё это время я была рядом, постоянно плакала. Я не могла поверить, что мой Лёша оставит меня. Я держала его за руку, а он преданно смотрел мне в глаза, понимая, что ничего не может сделать. Он не может быть со мной и дальше. Про Диму я забыла и наконец поняла, что тот, на кого я действительно могу положиться и кому могу верить, всё это время был рядом. Но по своей глупости, я упустила шанс на счастье.
После Лёшиной смерти его мать передала мне от него записку, в которой мой любимый друг писал о том, как он меня сильно любит, о том, что он всегда будет рядом со мной и чтобы я продолжала жить дальше не смотря ни на что. В письме он рассказал, что он тогда увидел в глазах этой твари. Он увидел свою смерть, он буквально чувствовал, как его душа неумолимо движется к чёрной пропасти, в которую её тянет наш преследователь. Мысленно, эта тварь предложила Лёше забрать мою душу, тогда он будет свободен. Но Лёша отказался и увидел свою смерть. Когда тварь убежала, видения мгновенно прекратились. Но теперь мой друг знал, что он обречён. Поэтому этот злой дух нас больше не тронул до конца дороги. Он получил, что хотел…
Есть вещи, которые мы должны понять только после определённой встряски. Очень жаль, что самое важное доходит до нас уже тогда, когда всё потеряно и ничего нельзя изменить. Прошло почти 15 лет, а я до сих пор ненавижу себя за то, что потеряла своё счастье. Я всё ещё люблю его и мне кажется, что он действительно всегда рядом.