Если ты не хочешь впускать смерть — она войдет сама…

Эта история происходила в 50-х годах прошлого века в одном из самых крупных городов нашей страны.
Ребенок войны, Арина осталась круглой сиротой, ни мамы, ни папы. Единственный, кто остался у нее на этом белом свете, была бабушка Алла. Она была стара и глуха, да и годы день за днем брали свое. Разум становился все туманнее, а речи все невнятнее. Жили они в старинном доме не на какой-нибудь окраине, а прямо в центре города.

Но иногда в самом оживленном месте можно найти больше мистики, чем на самом заброшенном кладбище. Бабушка Алла, видимо предчувствуя, что скоро ей придется покинуть этот мир, старалась всячески оттянуть этот момент. Поэтому постепенно в их доме каждая дверь закрывалась на замок, на окнах днем и ночью плотные шторы, а входная дверь не открывалась никому… Что бы ни случилось… Стоит ли говорить, что Арина не выходила на улицу вовсе, ведь бабушка считала, что открывая в очередной раз дверь, можно впустить в дом ангела смерти. Так и жили они затворниками.
Ни смеха… Ни веселья… Ни интересных бабушкиных рассказов в этом доме не было. Только тишина… А что оставалось делать девочке? В свои 12 лет она хотела бегать, прыгать, играть с другими детьми и жмуриться от солнца, но вместо этого единственным ее развлечением оставалось наблюдение за старыми часами-кукушкой. Каждый час она ждала, когда маленькая пташка выпорхнет из своего домика и разорвет эту невыносимую тишину. Тогда ей казалось, что эта птичка не просто часть часов, а весточка из внешнего мира. Она словно говорила:
«Эй, дружок, ты не одна! Я здесь! Я рядом! »-и Арине сразу становилось легче.
Так было и в ту ночь.
Арина проснулась от звука кукушки, 12 ударов. Полночь. Арина, прослушав все до конца, уже было хотела вновь заснуть, как из-за закрытой двери услышала бабушкин голос. Она несомненно с кем-то разговаривала.
Голос бабушки звучал громко, слышен был страх в ее голосе, она просила своего собеседника о чем-то. На бабушкину мольбу таинственный гость отвечал спокойно, настолько тихо и монотонно, что Арина ни слова не смогла разобрать. Дальше она услышала плач, не просто плач, а отчаянный рев. Это абсолютно точно была бабушка… Арина дернула дверь… Как всегда заперто. Бабушка всегда запирает на ночь двери. И не успела она толком что-то сообразить, как дверь дернулась. Будто со всей силы кто-то дернул по другую сторону двери.
Бабушка? А может нет? Она припала к замочной скважине. В полумраке коридора она увидела его… Мужчина в черном длинном костюме… Он стоял напротив двери… Из-за темноты она не могла рассмотреть его лица…
Но даже во тьме она видела мраморно-бледную кожу. Окоченев от страха, Арина не могла перестать смотреть. Даже когда его бледная рука потянулась к ручке ее двери. Послышался скрип замка. Девочка отпрыгнула в угол комнаты как дикий зверь! Единственное, что она успела рассмотреть перед тем как потерять сознание, это
как он уходил… Беззвучно. Просто плыл по воздуху… А за ним семенила бабушка… Она все так же не могла унять свои рыдания. Но покорно следовала за ним.
Утро… 7 ударов часов. Арина подскочила на своей кровати. С момента последних событий, кажется, прошла целая вечность. Она с опаской вышла из комнаты, но убедившись, что в коридоре кроме нее никого нет, со всех ног побежала к бабушкиной комнате. Дверь оказалась закрыта изнутри. На крики и зов Арины бабушка не отвечала.
И к вечеру совершенно в отчаянии девочка, кое-как распечатав окна, стала звать на помощь… А дальше были соседи, кричавшие что-то снизу, взлом входной двери… Люди в форме. Какие-то вопросы. Взлом бабушкиной комнаты…
Она умерла поздно вечером. В своей кровати. До того как пробило полночь.