История одного письма

Это письмо я получил на свою почту, видно тот, кто писал это, ошибся буквой в мыле, но я так и не разыскал тех, кому оно предназначалось. Так, что думаю, стоит рассказать эту историю всем, может Максим и узнает об этом. Особенно страшно, учитывая, что по всем местным новостям показывали, как нашли труп молодого парня в старом здании на окраине леса, висельник…

«Я со своими друзьями сталкерами нашел эти записки в старом доме, сейчас там время от времени ошиваются бомжи, но местные стараются не впускать туда их, и завалили окна и двери. Благодаря найденной информации мы поняли, что нам очень повезло, скорее всего, найденные нами записи датируются 2010 годами, и теперь, когда я понял, что же на самом деле от нас прятали местные, я должен поделиться эти с вами. У меня осталось лишь несколько фото того места, и та которую я поставил на рабочий стол, все другие фото, где я запечатлел ее, полетели, если найду что-то еще, то обязательно приложу к этому. Свет начинает пропадать, благо на ноутбуке еще осталась зарядка. Кто-то уже ходит по квартире. Составив текст из записок, я смог собрать это:
«У меня не было и малейшего желания идти туда, в отличие от моих безбашенных друзей. Их всегда увлекали приключения, я же был обычным хиккой, целыми днями зависал в сети, играл в дотку, слушал, как мне казалось, хорошую музыку и мечтал о своей знакомой. Но один раз под предлогом познакомить меня с той тянкой, в которую я был влюблен, они вытащили меня на прогулку по лесу.
Где-то в 12.30 мы встретились в парке, там был: Рома, местный альфач, но при этом он не любил чмырить кого-то; Никита – мой лучший друг, с ним мы ездили на соревнования по химии; Алиса – та самая девушка, в которую я по уши влюблен, но она пришла со своим парнем Даниилом, редкостный мажор и мудак, учится в частной школе, и только вчера вернулся из отдыха в Греции.
Всей толпой мы ломанулись в местный лес, он находился недалеко за городской чертой, рядом проезжали машины, город сначала перешел в село, потом в одинокие разваленные дома, а вскоре и вовсе в лес. Дикие собаки проносились рядом с нами, но наша толпа, скорее всего, отпугнула их. Наша компания всегда была весьма упоротая, мы ржали со странного чучела, с вывесок не входить, даже сделали пару фото на мыльницу, и уже к двум часам добрались до леса.
Старинные деревья и стенд с тропами для туристов и велосипедистов стояли у входа. На улице была теплая зима, лед и снег лежали всюду, подтаивая и стирая какие либо следы или тропинки. Голые и грустные деревья стояли вперемешку с высокими соснами, про которые шутили все кому не лень, порою был слышен проезжающий недалеко поезд и далекий лай собак.
Изрядно полазив по лесу и поднимаясь или спускаясь по скользкому склону, мы нашли неплохое место, стол и несколько лавочек под старинным дубом, на нем были вырезаны всяческие «Марина+Игорь=
», «Стас лох», «Алина шлюха» и т.д. Оставив там свои «Здесь был» мы сели за стол, Ромчик притащил пару двухлитровых бутылок пивка и бутылку водяры, Никитос принес хавчика, я притащил курительных и нюхательных смесей, что спер у старшего брата. Мы играли в карты на желания, и один раз альфач загадал, дабы я его поцеловал, мне было очень неловко, ненавижу его. Хотя пару раз я попросил потрогать Алису за грудь, хотя после ее парень начал разбираться со мной, и врезал, нас ели растащили. Алкоголь и дурь крепко ударили в наши подростковые мозги.
Навеселе мы отправились вглубь леса, где нашли обрывки полицейской ленты и петлю закинутую на одну из веток, а снизу сломанную табуретку. Ромчик и Даня подстрекали Ника схватиться за нее и покататься как на тарзанке, тот всячески стремался и опирался, и тогда я решил блеснуть храбростью перед любимой и, отпрыгнув от обломков стула, схватился за веревку, на удивление дерево было крепким, и ветка не поломалась от моего веса. После Данчик предложил мне сфоткатся будто висельник. Рома дал мне встать на его плечи, и я просунул голову в петлю, если бы не алкоголь и не она, я бы в жизни не сделал этого, Алиса достала фотик и долго не могла сфокусироваться. Тогда произошло то, чего я боялся, моя нога дернулась, и соскочила с плеч, узел затянулся надо мной, и передавил горло, начал задыхаться. В глазах все потемнело, страх, крики любимой на заднем фоне, меня волновало, что скажут мои родители и старший брат, неужели это конец, жизнь покидала мое тело. Темнота, слышался чей-то плач, крики, а после упал на снег и я почувствовал, как мне делали искусственное дыхание.
Оказывается рома достал свой карманный нож, забрался на дерево и перерезал веревку а потом Алиса сделала мне искусственное дыхание, Даня испугавшись сбежал бросив тут свой портфель. Связи не было, и тогда мы начинали осознавать, что заблудились в этом лесу. Мне все еще было плохо, ужасно болела шея, и я понимал, как прекрасно, что не сломал позвоночник, от резкого падения, наверное, помогло, то что мы вдвоем еле дотягивались до петли.
Темный лес сгущался, телефоны начинали садиться, был слышен вой волков, под ногами была лишь грязь и снег, становилось не до шуток. Мы все испугались, а когда откуда-то вышел дедок и спросил помочь ли нам, мы бежали что есть духу. Как жаль, что мы испугались и убежали, раз там были люди то, они нам должны были помочь.
Мы вернулись на то место, где бухали, и увидели там мобильный Дани, на нем было несколько пропущенных и набран номер милиции. Когда Никитос взял его, то сразу же бросил, он был весь в крови, как и стол. Под ним валялась его нога, она точно была его, ведь на ней была татуха, которой он очень гордился, считал себя очень крутым. Мы все опешили, страх пронзил нас, холод прошелся по нашим спинам, и тогда мы впервые увидели ее, кого-то в женском костюме или может быть ночнушке, но без головы где-то далеко. Она быстро приближалась к нам, и тогда мы разбежались во все стороны.
Спустя несколько минут мы уже были в сотнях метров оттуда, и наконец, выбежали на какую-то тропу. Я думал, что говорить родителям, Рома не скрывал своего страха, Никита сохранял удивительную стойкость, он старался разобраться, что произошло, его руки были в крови своего друга, он пытался вытереть их об снег, но это не помогало. Алиса была в панике, она пыталась вызвонить своих родителей, но связи не было, а когда появлялась, то из-за истерики не могла объяснить, что случилось. И когда она совсем пала духом, я понял, что это мой шанс и начал утешать ее. Тогда она схватила меня, и резко поцеловала, в этот момент я был искренне рад, что тот мудак откинул копыта. Наверное, я очень ПЛОХОЙ человек, я так себя потом НЕНАВИДЕЛ.
Наконец мы вышли в небольшое поселение, но как бы мы не кричали или не стучали в двери, нам никто не открывал, и тогда мы вновь ощутили ее холодный взгляд на СЕБЕ, было не понятно лишь одно, как она смотрела, там явно не было головы. Мы пытались открыть двери одного из домов, но они были заперты изнутри. Тогда мы метнулись в старое двух этажное здание, оно давно стояло пустым, окна и двери были закрыты, благо на крышу вела лестница, первым полез Никита, потом Алиса и за ним я, Рома подсаживал нас всех, но когда она лез по лестнице, мы услышали пронзительный вой. И лестница начала прогибаться, Рома пытался быстро по ней залезть, но когда он практически добрался до конца, обломилась балка и лестница полетела вниз, Никита еле успел схватить его за руку, но рука поехала по крови, и он полетел вниз. Штырь, находившийся внизу, насквозь пробил ему ЧЕРЕП, кровь хлынула и окропила снег, белый силуэт был все ближе. В окнах, прилагающих домов, резко тух свет, провода ЛЭП искрились.
Мы спустились через пролом в это здание, я прыгнул первым и словил Алису, а вот Никита поскользнулся и провалился в другой комнате. По оставшемся со времен советского союза, деталям, а также надписям и плакатам стало понятно, что это старое почтовое управление. Все тут было промокшим и прогнившим, отпадала штукатурка, проваливался потолок, прогибался и скрипел пол, стучали старые ставни, стонала от страха Алиса и от боли Никита. Все провода были давно обрублены, и они пытались успокоиться. В соседней комнате заработал свет, но когда они зашли туда, там даже не было лампочки.
ТАМ БЫЛА ЛИШЬ ОНА, тут же схватила испугавшегося Ника и поднимала его, он издал лишь «Бегите», и мы выбежали из комнаты и побежали на первый этаж. Крик друга окатил все помещения, задрожали створки и оборванные провода начали искриться.
Я разбирал заваленные двери, а Алиса, не прекращала плакать, а потом резко замолкла. КОГДА Я ОБЕРНУЛСЯ ТО УВИДЕЛ ЕЕ, ЕЕ, ЕЕ, ЕЕ, ЕЕ, ЕЕ, ЕЕ, ИХ. Существо затаскивало Алису куда-то под землю, сквозь прогнивший пол, черви ползали вокруг нее, раздались звуки грома. Я бросился спасать ее, но моих сил не хватило, дабы вытащить ее, она соскользнула с моей руки и исчезла за тоннами грунтов.
ПОТОМ Я ПЫТАЛСЯ ВЫБИТЬ ДВЕРЬ ИЛИ ВЫЛЕЗТИ ЧЕРЕЗ ОКНО, НО ВСЕ ТЩЕТНО, дом не выпускал меня. Крик доносился снова и снова, когда она придет по меня, я только жду ее.
Наконец я набрался храбрости, я связал со своего шарфа петлю, закинул через одну из балок, засунул в нее голову, теперь шагну в пустоту. Не знаю зачем я пишу все это, благо материалов в почте полно, пожалуйста, скажите моей маме, что я люблю ее и я не виноват, я не хотел идти сюда.»
На следующий день после нашей вылазки я нагуглил про это место, как оказалось, парень перебил всех своих друзей под наркотой и повесился. В здании, которое было закрыто, ибо там прятал свои трупы маньяк, который сначала вешал, а потом обезглавливал своих жертв. Единственное, что было не найдено так это тело девочки, и когда я сообщил о находке, то отряд милиции достал ее скелет из подвала. Я очень зря вернулся на то место, все те с кем раньше был там, погибли при загадочных обстоятельствах, обязательно лишаясь либо головы, либо их находили повешенными.
Я вернулся в то старинное здание со священником, но когда я вернулся то не нашел его, теперь это место не отпускает и меня. Всегда был скептиком, но когда оно настигает тебя, менять мировоззрение поздно. На тех фотографиях была женщина, просто мы ее не замечали, но уже поздно.
Я делаю последние снимки записок того парня и умоляю тебя, Максим, не иди за мной сюда. Чтобы ты не делал или нашел не приходи даже на похороны, ты последний кто был с нами, и если ты еще жив – то беги, надеюсь, это тебе поможет. И передай всем из клуба, чтобы не ходили сюда.
Темнота окружила меня, надеюсь, фотки получатся.»