История одной девушки

Любишь страшные истории? Поверь, таких жутких мистических историй из жизни ты ещё не читал! Заходи на наш сайт и взгляни в глаза своему сраху!

Меня убили в 2005 году. Мое бездыханное, холодное, с отрубленными верхними и нижними конечностями тело нашли в собачьей будке, недалеко, всего в 500 метрах от моего дома. Мои родители с трудом опознали меня по моей татуировке в форме ангела, который я сделала, когда умерла моя сестра. Представьте себе тот ужас, который испытали родители при виде своей дочери, которую так оберегали и боялись потерять.

Начну по порядку. Мне было всего 16. Я даже не пожила толком. Я была обычной девушкой с хорошей внешностью, с тихим характером и с мечтой стать отличным доктором. В тот момент я заканчивала 10 класс, ходила на подготовительные курсы, чтобы хорошо сдать экзамены и поступить в ВУЗ. Мои убийцы жили в соседнем доме, они переехали в наш поселок около 2 месяцев назад из какого-то города. Они мне сразу не понравились. Их было двое, по внешнему виду одному было около 27, его звали Костя, другому, Никите, 30. По их мерзким лицам можно было понять, что они неоднократно просиживали свои задницы в тюрьме. Эти братья сразу заприметили меня.

Однажды вечером я поздно возвращалась домой с прогулки с друзьями. В наушниках, слушая любимую музыку, я сидела на заднем сиденье пустого единственного автобуса, доезжавшего до моего района. На одной из остановок, в автобус зашли пьяные Костя и Никита. Они сели рядом со мной.

Костя пытался приобнять меня, но я резко убрала его руки, тогда он сказал:
— Слышь, красотка! А ты че это так поздно домой возвращаешься? – от его прокуренного и вонючего рта меня чуть не стошнило. Я ничего не ответила.
— Может составишь нам компанию, мне бы очень хотелось провести с тобой хорошо время. Я думаю, ты девственница. Хочешь попробовать настоящего мужчину? Я буду с тобой нежен и ласков. Если ты будешь слушаться, то я не сделаю тебе больно. — шептал мне в ухо Никита.

Мне было ужасно страшно. Мое сердце колотилось с огромной скоростью и, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Я не знала, что делать. Я думала лишь о своих родителях. Ох, мои родители…

За окном был лес. Всего через несколько остановок должна была быть моя остановка. Один из этих козлов попытался погладить меня по коленке, но я врезала ему по лицу бутылкой от Колы. Никита разозлился и схватил меня за волосы, потянул к себе и тихо, но злобно сказал:
— Ах ты шалава, дразнить меня вздумала, жаль только, что мы в автобусе, не то валялась бы ты сейчас с перерезанным горлом — и вытащил длинный и блестящий нож.
Я пришла в оцепенение, в мыслях я звала своих родителей; мама, папа умоляю помогите… Помогите!
— Если ты закричишь, я тебя убью! А потом и всю твою семью порежу на кусочки, ты меня поняла, сучка?
— Отпусти, прошу тебя, не надо — умоляла я, по щекам моим текли слезы.
— Ну уж нет, моя дорогая. Теперь мы не можем тебя отпустить. Мы больше не хотим сидеть в тюрьме. А теперь слушай меня внимательно, ты сейчас тихо без всяких глупостей, совершенно спокойно выйдешь с нами из автобуса, ты меня поняла? Если ты хоть дернешься, я убью и водителя и его семью тоже! — прошипел мой мучитель.

Я кивнула. У меня появилась капелька надежды. Вдруг я смогу от них убежать, вдруг я сумею от них оторваться, смогу добежать до дома. В тот момент я думала именно так, но увы сердце у меня слабое и легкие не натренированы бежать на такие длинные дистанции.

Когда мы вышли из автобуса, я, толкнув их, попыталась убежать, но была остановлена тяжелым камнем ударившим меня по голове. Я потеряла сознание. В сознание я так и не пришла, но была еще жива к тому времени. Меня отнесли в какой-то подвал. Обкурившись, они не осознавали, что они делают. Меня 2 дня насиловали и избивали, резали и рубили. Потом, осознав, что я мертва, начали расчленять мое тело и скармливать собакам.

Мои руки и ноги они успели "уничтожить". А мое тело и голова были найдены милицией в собачьей будке в ходе обыска их дома и двора. Им было приговорено пожизненное заключение в камере строгого режима. Как потом оказалось, это были серийные убийцы, скрывавшиеся от правосудия в нашем маленьком поселке.

В тюрьме они не продержались и года. Я замучила их до смерти, являясь к ним по ночам. Мой голос, мой крик не умолкал у них в голове, сводя их сума. Как-то утром Костю нашли повешенным у себя в камере на веревке, сделанной из собственной тюремной одежды, а Никиту с перерезанными венами.

Теперь я свободна, дорогой мой читатель. Помолись за упокой моей души.