Пожиратель людей

Любишь страшные истории? Поверь, таких жутких мистических историй из жизни ты ещё не читал! Заходи на наш сайт и взгляни в глаза своему сраху!

Ричард Майерс был доволен собой. Он со своей женой вырастил трех прекрасных сыновей и они владели самой большой фермой в округе. Ни у кого не было так много лошадей и овец, как у него. Каждый день он наблюдал за сотнями своих кур и своими многочисленными стадами. Каждый день их становилось всё больше и больше и поначалу он был рад этому.
Но в скором времени, он стал беспокоиться. Он не мог уследить за всеми и был вынужден следить за ними день и ночь. Он часто смотрел на своих животных и думал: "Если бы только я был бы так голоден, что смог съесть их всех. Тогда бы всё снова было хорошо".

Тем летом среди животных вспыхнула эпидемия чумы. Много его овец и рогатого скота умерло. Умерли курицы и некоторые его лошади. Ричард был благодарен за это. "Точно, я благословлён", — думал он. "Эта чума — просто чудо".

Но так не могло продлиться долго. Шли дни, умирало всё больше овец и рогатого скота. Умирало всё больше птиц и лошадей. Ричард был встревожен. У него уже не хватало сил хоронить их всех. Вскоре он был истощён и ничего не мог делать, только лежал в постели, наблюдая за закатом солнца.

Однажды, к нему подошла жена.
"Ричард", — сказала она спокойно. "Есть кое-что, о чём я должна тебе сказать".
"Что это?" — встревожился он. "Дети тоже умерли, да?"
"Конечно, нет", — ответила она. "Ты скоро снова станешь папой. Я снова забеременела".
Фермер был вне себя от радости. Он всегда хотел еще одного ребенка. Он был так взволнован, что вскочил с постели и весь день рубил дрова.

Но вскоре он заметил изменения в своей жене и это обеспокоило его. Она постоянно ела и словно не могла остановиться. День и ночь она пожирала их консервы и сухофрукты и выпила весь их сироп и мёд. Она ничего не оставляла для других, но, странное дело, она не набирала вес, а наоборот, казалась, что она голодает.

"Пожалуйста, жена, ты должна контролировать себя", — взмолился Ричард. "Ты заставишь голодать нас всех, если ты не прекратишь есть".
"Я не могу остановиться", — воскликнула она. "Ребёнок, он вертится и крутится внутри меня, причиняя мне боль, когда я перестаю есть".
"Что за чушь!", — воскликнул Ричард. "Ты просто эгоистка".
"Нет", — закричала его жена. "Только когда я съедаю с полдюжины кур он перестаёт биться во мне. Он хочет всё больше и больше еды каждый день и ничего не оставляет для меня".

Время шло и, когда пришла весна, эпидемия чумы отступила. Вскоре животных снова стало много как и раньше и как раз вовремя. Ребёнку теперь требовалось скармливать по полтелёнка в день. Ричард с ужасом наблюдал, как его жена каждый день убивает, разделывает, жарит и съедает по три коровы каждую неделю. Но даже тогда ребёнок продолжал крутиться, вертеться и биться внутри неё, а его жена выглядела всё хуже и хуже.

Несмотря на то, что она могла умереть, его жена родила ребёнка. Вскоре силы вернулись к ней. Ребёнок был очень прожорливым, но Ричард больше не беспокоился, потому что еды было снова достаточно.

Всего через несколько недель десяток кур снова превратился в сотню. Скота было так много, что на пастбище нельзя было разглядеть сразу всех коров. У него теперь были десятки овец и лошадей. Ричард снова мог бы начать беспокоиться об этом, если бы не его новый ребёнок.

В младенчестве, мальчик съедал по три большие курицы в день; когда он стал ходить, о стал съедать овцу на завтрак и обед и лошадь на ужин. Ричард приходил в ужас от этого, но, по крайне мере, теперь у него было время на отдых. "Безусловно, я благословлён", — думал он. "Этот мальчик — настоящее чудо". Но это не могло длиться вечно.

Шли дни, ребёнок рос и росли его аппетиты. Порой он был так голоден, что больше походил на животное, чем на мальчика и не раз кусал свою мать за руку, когда та кормила его. Вдобавок ко всему, мать и отец заметили, что теперь постоянно вынуждены готовить для мальчика и на то, чтобы заниматься чем-то другим у них просто нет времени.

Но у Ричарда возникла идея.
"Жена", — сказал он однажды утром после завтрака. "Зачем вообще готовить мясо. Ребёнок ест так быстро, что он и не заметит, что мясо сырое".
"Возможно, ты прав" ответил его жена. "Я устала его кормить", — ответила жена. "Возьми его днём на пастбище и посмотри, что он сделает".

В полдень Ричард привёл мальчика туда, где паслись его многочисленные стада и отпустил мальчика. В несколько мгновений, ребёнок подбежал к небольшой овце, бросил её на землю, разодрал ей горло голыми руками и начал жрать её плоть. Фермер с ужасом наблюдал как мальчик пожирает тушу овцы с сумасшедшим выражением в глазах.

Так продолжалось многие недели. Ричард приводил мальчика на пастбище и тот поедал любое животное, какое только мог поймать. Мальчик съедал телят и жеребят, как голодная собака. Ричард с отвращением взирал на эту картину, но не мог обойтись без мальчика, потому что он позволял ему сохранять свой скот в приемлемом количестве. Так продолжалось несколько месяцев.

Через какое-то время Ричарду надоело постоянно следить за мальчиком и он стал оставлять его на пастбище на целый день. И каждый вечер, когда фермер забирал мальчика домой, он мог поклясться, что тот становился всё больше и больше. Он рос быстро, как какое-то животное.

Где-то через месяц или около того Ричард также заметил, что мальчик съедает не только мясо животных, но и их кости. Невозможно было даже узнать, сколько мальчик съедает в день пищи, но не было никаких сомнений, что он вырос.

Прошло ещё несколько месяцев. Наступила зима и животные больше не размножались, но ребёнок продолжал есть их, ещё больше чем раньше. Вскоре не стало больших стай кур и больших стад рогатого скота. Осталось только несколько овец и полдюжины лошадей. Всех других животных сожрал ребёнок. Ричард был напуган. Ребёнок к тому времени стал таким огромным, что не мог жить в доме и спал в пустом сарае.

"О, за что мы навлекли это на себя?" — воскликнул фермер. "Мальчик не благословение. Он — проклятие! Что будет после того, как он съест всё, что у нас есть?"
Ему не пришлось долго ждать, чтобы узнать это.

На следующей неделе, все животные исчезли-их съел мальчик, всё до последней косточки. Не было больше ни овец, ни коров, ни лошадей, ни кур. здоровье фермера пошатнулось и вся семья начала голодать. Все они ужасно рассердились. Они пошли в сарай, где жил мальчик. Он спал и они стали сердито пинать его.

"Посмотри, что ты наделал!" — закричала жена. "Ты съел всё, что у нас было".
Мальчик, который теперь вырос до размеров лося, проснулся и начал стонать.
"Мама", — прорычал мальчик. "Я голоден. приведи мне лошадь, чтобы я съел её".
"Не приведу!" — Закричала она и снова ударила его ногой. "У нас нет больше лошадей. Ты сожрал их всех".
"Тогда приведите мне корову", — сказал мальчик своим братьям. "Я голоден".
"Не приведём", — закричали на мальчика братья. "У нас больше нет коров. Ты съел их, всех до единой".
После этого мальчик встал и зашипел на них.
"Я голоден", — застонал он. "Дайте мне что-нибудь поесть".
"У нас больше ничего не осталось", — воскликнул Ричард. "Уходи и найди еду в каком-нибудь другом месте".

Мальчик сделал, как ему было велено. Он ходил по округе и поедал всех животных, которых встречал на пути.
Через несколько дней Ричард стал получать сообщения от своих соседей, которые жаловались, что случилось что-то ужасное.
"Кто-то увёл весь мой скот", — жаловался его сосед. "И кто-то украл мою единственную дочь".

Ричард знал, что это делает его сын, но ему было слишком стыдно, чтобы признаться в этом. "Может быть, волки съели твоих коров", — сказал Ричард. "А твоя дочь… я уверен, она прячется где-нибудь под кроватью или играет на поле. Пойди, посмотри".
"Возможно, ты прав" — ответил его сосед. "Я проверю свои поля и вернусь к тебе с новостями через несколько часов".
Ричард послал своего старшего сына отыскать мальчика, но наступила уже ночь, а сын не вернулся.

Утром, Ричард послал на поиски своего среднего сына, а в полдень младшего. Никто из них не вернулся.
Потом жена фермера сама вызвалась пойти на поиски своих сыновей.
"Я не могу спать", — сказала она, — "Пока не знаю, что с моими сыновьями".
Ричард протестовал, но она не изменила своего решения. Она ушла и оставила его одного.
Прошло много часов и на землю опустилась мгла. Жена Ричарда не вернулась домой и не было никаких вестей от его сыновей и соседа. Он очень волновался, но был истощён и вскоре заснул.

Он проснулся от шума возле своей кровати. Фермер сразу же вскочил и затаил дыхание. Было так темно, что он совершенно ничего не мог видеть. Он услышал рядом с собой скрип половиц и очень испугался. В комнате кто-то был. Он почувствовал горячее, вонючее дыхание на своей шее, когда существо склонилось над ним. Ричард крепко сжал своё одеяло. Его зубы стучали.

И только тогда рядом с ним раздался глубокий, рычащий голос. "Я никогда не был так голоден", — прохрипел он. "Что осталось из еды?" — Ричард был так напуган, что едва мог говорить.
"Ничего", — сказал Ричард. "Иди и найди еду в другом месте".

На мгновение всё стало тихо. Потом существо склонилось ниже. "Ты лжёшь", — застонало оно. Ричард ощутил запах гниющей плоти, застрявшей в его зубах и услышал, как скрипит пол под его весом. Ричард сглотнул и потянулся к ружью на своём ночном столике. Существо склонилось ещё ближе. Ричард ощутил зубы у своей шеи. "Ты вкусно пахнешь", — прошептало существо, — "отец!"