Скалкино

Хотелось бы рассказать реальную историю из моей жизни, которая приключилась со мной недавно. Я обычный парень, студент столичного ВУЗа. Учусь в институте прокуратуры, живу у бабушки с дедушкой в квартире в самом обычном московском районе. Родители у меня — типичные представители среднего класса.
Сам я вполне нормальный человек с уравновешенной психикой, общительный, немного вспыльчивый. У меня немало друзей, я по натуре человек открытый. Есть среди них двое приятелей — Женя и Влад. Как и я, они обычные ребята из нормальных семей, учатся в ВУЗах — я с ними с первого класса вместе.

У Влада год назад умерла мать, он остался практически один. У него в Москве была только бабушка по отцу. Потерю матери он перенес стойко. И вот недавно на майские праздники мы думали, чем заняться, и Влад предложил съездить в деревню, где родилась его мать — в Скалкино. Там жила его бабушка по матери. Влад рассчитывал сообщить бабушке о смерти своей матери и заодно узнать, может ли бабушка оформить на него деревенский дом — он, конечно, будет стоить копейки, но все таки в дальнейшем, после смерти бабушки, можно будет кое-что заработать, ну и вообще, мало ли что бабушка скажет… Я лично не видел в поездке смысла, и Женя тоже — нам там было бы нечего делать. Влад сам в последний раз был в Скалкино в детстве, ничего о деревне не помнил. Его бабушка по отцу тоже ничего дельного сказать не могла — она в деревне не была и со своей сватьей общалась только на свадьбе. В общем, Влад в конце концов всё-таки уговорил нас с Женей съездить с ним, чтобы составить компанию.

Утром мы загрузились в новенькую Женину «Ладу» и отправились в Скалкино. Мы решили ориентироваться по старой карте времен СССР, так как посчитали, что искать по навигатору деревню, находящуюся в закоулке страны, будет не очень разумно. Деревня действительно располагалась в чудовищной глуши — случайный путник точно до нее не добрался бы. Постоянно приходилось сворачивать, ехать по проселочным дорогам через какие-то поселки. В итоге мы все-таки доехали. Возле кое-как проложенной сельской дороги красовался постамент с советским гербом и надписью «Скалкино». Деревня была самая стереотипная, маленькая, со старыми разваливающимися домами и постоянными звуками животных.

Бабушка Влада нас встретила тепло — это была очень старая женщина, ей было уже лет восемьдесят. Бабушка была низкого роста, медленно двигалась, речь у нее была уже не особо понятная — приходилось немного напрягаться, чтобы понять, что она говорит. Она накормила нас и постелила нам на ночлег. Влад во время еды рассказал ей о матери, задавал ей различные вопросы про здоровье и хозяйство.

После еды мы помогли бабушке по дому, затем немного разлыхлили ей землю за домом, вырвали сорняки. После этого пошли гулять по деревне. В центре деревни прикупили овощей и фруктов (клубнику, яблоки, помидор), пообщались с местными жителями и приобрели настоящего деревенского самогона (вообще, это, наверное, было главное, зачем мы сюда приехали). Дома бабушка сказала, что в деревенском доме культуры вечером будет проводиться дискотека. Мы, недолго думая, решили пойти. На дискотеке познакомились с девушками, после пошли с ними на сеновал, там все вместе напились и занялись сексом. Не обошлось и без драки с деревенскими парнями, но обошлось без серьезных увечий. Глубокой ночью мы, усталые, побитые и всё-таки довольные жизнью, вернулись в дом и завалились спать.

Утром мы позавтракали и еще немного поболтали с бабушкой. Она в основном жаловалась на бедную деревенскую жизнь, на алкашей и лентяев соседей. В полдень мы собрались и поехали домой, в Москву. Бабушка пригласила нас приезжать ещё — по хозяйству ей помочь, к девушкам присмотреться. Мы, благодарные ей за гостеприимство, оставили ей несколько тысяч рублей. Из деревни выехать было проблематично — утром шёл небольшой дождь, и мы застряли в непроходимой грязи. К счастью, мимо проезжал тракторист и любезно предложил нам помочь. С его помощью мы вытащили машину и направились в столицу.

На следующий день Влад понял, что забыл в деревне паспорт, и пришлось ему возвращаться туда. Тем вечером я стал раскладывать свою дорожную сумку и нашёл на её дне паспорт Влада — видимо, во время сборов я случайно забрал его с комода вместе со своими вещами. Я позвонил Владу и сказал, что паспорт у меня. Он ответил, что уже был в деревне и едет обратно.

Вечером мы встретились. Влад рассказал, что, приехав в деревню, он ни увидел там ни души. Зашёл в дом бабушки — там никого не было. В доме был ужасный бардак. Он сходил в центр деревни, но там тоже было пусто. Дома были обветшалыми, заброшенными. Деревня словно вымерла за один день.

Утром я пошел в университет. Моя девушка Наташа поинтересовалась на паре, куда я ездил. Я ей рассказал всё, как было (правда, о некоторых моментах, ясное дело, умолчал). Заинтригованная странным открытием Влада, Наташа стала искать в интернете на смартфоне информацию о деревне. И нашла. На сайте какого-то государственного ведомства было написано, что последний житель деревни умер пять лет назад…