Случайные попутчики

Любишь страшные истории? Поверь, таких жутких мистических историй из жизни ты ещё не читал! Заходи на наш сайт и взгляни в глаза своему сраху!

Женщина с пакетиком чипсов и большой бутылкой колы в руках вышла из киоска при бензозаправке. Подошла к машине, припаркованной за углом, там где она не просматривалась из кассы, покосилась на всякий случай в сторону киоска, никого, пронесло, открыла багажник, кинула туда чипсы, колу, осторожно распахнула куртку и выгребла из-за пазухи добычу: ворох упаковок дешёвеньких печений, сушёных фруктов, тянучек, всего, что удалось сгрести с полок, пока кассир клевал носом и не смотрел в её сторону. Этого немного для трёх растущих детей, но перебить голод удастся. Пока. Что будет дальше? Она не загадывала. Женщина села за руль, завела мотор, посмотрела на приборную панель и ругнулась — проблемы с правым задним колесом. Вышла, посмотрела — плоское, сдулось совсем, не иначе, как пропорола, подкачивать бесполезно. Задерживаться на бензозаправке не хотелось, но колесо придётся менять и выбираться из этого забытого всеми посёлка в американской глубинке побыстрее. Женщина отчаянно искала, где в багажнике находится запасное колесо, машина была совсем новенькая, странно было бы, если она была бы неукомплектованной. Тащиться на заправку просить помощи ей было страшно.
— Проблемы, мисс? — раздался голос.
Это был не кассир, женщина слегка расслабилась. Парень, слегка задрогший, по холёной сытой физиономии видно, что не бродяга, хотя по поношенной замызганной куртке, точнее сказать, если бродяга, то совсем с недавних пор.
— У моего отца такая же машина, — продолжил он, — колесо не в багажнике, оно под машиной, я могу показать вам, как его отвинтить, если вы не против.
Женщина отодвинулась, указав ему кивком — валяй.
Парень ловко завертел какими-то рычажками и из-под багажника показалось запасное колесо.
— Я могу помочь вам его установить, я знаю как.
На пару с женщиной они установили подпорку, открутили сдувшееся колесо, привинтили запасное.
— У вас всё в порядке? — к ним подошёл появившийся из ниоткуда полицейский.
И парень и женщина напряглись. Полицейский, скорее всего, не почувствовал напряжения, только чувства беглецов могли уловить состояние другого, слишком долго оба привыкли прятаться и бежать, так что поняли друга без слов.
— Братишка, мы уже закончили или нам нужна помощь?
— Да, нет, сестрёнка, вроде все на месте, можно ехать.
— Можем вам чем-то помочь, сэр?
Полицейский внимательно всмотрелся в их лица: женщина, лет тридцати с чем-то, которая могла бы быть красивой, но была слишком неухоженной, вымотанной, без макияжа, несвежие волосы забраны в уродский пучок и давно небритый парень двадцати с чем-то лет. Оба приветливые, но немного настороженные, совсем немного, как бывает с любыми законопослушными людьми в присутствии полицейского.
— В нашем штате запрещено подбирать голосующих… — не дождавшись никакой реакции на внимательных лицах слушателей, он продолжил, — не подбирайте незнакомцев по дороге. В наших краях уже пропало без вести несколько человек. Будьте осторожны.
— Да, конечно, мы поедем. Моя очередь за рулём, братишка? — ответила женщина.
— Да, я пожалуй, готов вздремнуть, — улыбнулся «брат».
Они спокойно пристегнулись, медленно выехали с бензозаправки, отъехав с глаз долой, женщина газанула, хотя дорога была заснеженной и к спешке не расплагающей.
— Деннис, — представился парень.
— Эмили, — ответила женщина.
— Ну, если не секрет, во что я вляпался?
— Машина краденная, — чуть слышно ответила женщина. — я высажу тебя у ближайшего же населённого пункта.
Парень ругнулся.
— Населённый пункт в этой глуши будет нескоро.
— А ты чего испугался полицмена?
Парень поморщился:
— Сбежал от родаков. Боялся, что ищут.
— Конечно, ищут, они же переживают.
— Ага, значит, мне тем более лучше не возвращаться, папаша мне оторвёт башку, за то, что опозорил семью.
— Всё так плохо?
Парень провёл пальцами против роста волос и показал ей шрам на голове:
— Мне было пять лет и я не послушался. Раскроил мне башку о косяк. Я в колледже вынужден был получать финансовое образование, потому что так хотел папочка. Я должен пойти по стопам папочки. Я должен вести себя как считает нужным папочка. Я удрал. Доберусь до побережья, там начну свою жизнь. Настоящую. Мою жизнь, а не ту, которую за меня кто-то выбрал, — парень повысил голос, в нём зазвучали истеричные нотки.
— Ш-ш-ш, детей разбудишь, — прошептала Эмили.
Деннис оглянулся. На заднем сидении, уложив головы друг на друг спали трое детей — подростков, две девочки и парнишка. Спали глубоко-глубоко, таких и пушкой не разбудишь.
— Извините, накипело, — прошептал парень.
— Да, ладно, понимаю…
— Не моё, конечно, дело, но что так? С тремя детьми, на краденной машине, через глухомань? Где отец?
Женщина закусила губу.
— Не рассказывайте, если не хотите, я так, раз уж разговорились…
— Их отца убили, — выплеснула женщина, — а потом решили избавиться от нас… Мы просто жили, никому не мешали, но есть люди, которым неймётся. Мой муж им помешал, просто тем, что жил на белом свете, его застрелили… Ну и мы должны были за компанию. Я сбежала с детьми, мы шли пешком, это вторая машина, которую я угнала, чтобы нас не выследили.
— Плохие люди?
Женщина кивнула.
Некоторое время они ехали молча.
— Эй, — сказал Деннис, — вон там, дорога к жилью, сверни туда, там меня и скинешь.
— Я не видела никакого указателя на населённый пункт, лучше я тебя отвезу в какой-нибудь городишко на этом шоссе.
— Да, ничего, это подойдёт.
— Это, наверное, какая-то ферма, не факт, что тебя там пригреют…
Деннис выхватил из-запазухи пистолет и ткнул Эмили в рёбра:
— Сворачивай, сучка, а то застрелю.
Эмили оскалилась, но повиновалась.
— Я тебе помогла…
— А я тебе пропорол колесо, пока ты обворовывала честных людей.
— Я сделаю всё, что ты потребуешь, только не убивай нас.
— Езжай-езжай, да помалкивай.
Небольшая дорога привела их к добротному, большому дому. В доме нигде не было видно света.
У дома Эмили остановила машину.
— Выметайся и без выкрутасов, — скомандовал Деннис,
Эмили молча вылезла из машины, пока Деннис держал её на мушке, выбираясь из машины сам.
— Иди к той двери, — Деннис, видимо, нажал кнопку на дистанционном управлении, одна из гаражных дверей поползла вверх, — держи руки, где я могу их видеть.
Эмили молча положила руки за голову и пошла, куда указано, к открытой двери гаража.
— Ты очень привлекательный мужчина, — дрожащим голосом сказала она, — тебе не надо меня запугивать, я охотно сделаю всё, что ты захочешь.
— Сучка, ты думаешь мне нужно твоё потасканное тело? Хотя, ты права, твоё тело меня и вправду, интересует, но не так как ты надеешься, отребье.
Эмили и Деннис вошли в гараж. Совершенно пустое помещение, только свисает шланг, для помывки машин.
Деннис встал перед ней, направив дуло ей в лицо.
— Здесь ты их убивал?
— Кого?
— Ну, я же не первая жертва, полицейский сказал, что здесь пропадали люди…
— Отбросы общества, так же как и ты, воровка и потаскушка.
— Одна была беременна…
— Откуда ты знаешь? — удивлённо спросил Деннис.
— Я… я немного ясновидящая, — прошептала Эмили.
— Ну, твоё ясновидение тебя подвело, раз ты сюда попала, — ухмыльнулся парень.
— Не убивай моих детей, они-то не виноваты, что они мои дети.
— А мне надо есть! — лицо парня исказилось, принимая истинное выражение, выражение психопата.
Увидев изумление и отвращение на лице Эмили Деннис улыбнулся окончательно сумасшедшей улыбкой.
— Да, я живу как хозяин — я ем что убил. Вы все — муть, сосущая из общества работающих людей, бродяги, ворьё, как ты, ты думаешь, что украла машину и всё в порядке? А кто-то работал как проклятый, чтобы её купить, пока ты развлекалась с папашей твоих ублюдков, рожала эти отбросы, такие же как вы с их папашей. Я уверен, он крутился с наркотиками, за то его и угостили пулькой. Я прав, а?
— Нет, — тихо ответила Эмили, — он не был связан с наркотиками.
— Не важно, наверняка, из-за подобной фигни. А я чищу общество от вас. Если бы мой отец только знал, что я делаю, он, наверняка, бы гордился мною. Но это секрет, тс-с-с, пусть думает, что я слабовольный человек и плохой делец. Когда-нибудь он узнает, что я герой, что я защищаю работающих людей, как он, от всякой мрази и паразитов.
— Это были невинные люди, — сказала Эмили, как-то шумно втянув носом воздух — восемь человек: трое мужчин, пять женщин, одна из них беременная…
— Опять твоё ясновидение?
— Д-да.
— Они все были отбросы, тупые, согласные на всё ради дармовой крыши и жратвы. Я заметил с улицы, как ты совала дешёвую жрачку под куртку. Какой отброс будет воровать настолько дешёвые вещи?
— Тебя найдут, — бесцветным голосом сказала Эмили.
— Не найдут. Знаешь, кто мой отец? Один из самых богатых людей этого штата. Кто заподозрит меня? Кто свяжет меня с убийствами всякой швали? Отец предоставил этот дом в моё полное распоряжение. Он сюда не приедет до сезона летней охоты. К тому времени я отделаюсь от остатков тебя и твоих ублюдков. Вся земля и лес вокруг — земля моей семьи, места зарыть трупики полно. Думаешь, твоё ясновидение меня запугает? На колени, сучка, перед человеком, ты — тварь.
Что-то мелькнуло в испуганных глазах Эмили при слове «тварь» что-то неуловимое, пока она медленно опускалась на четвереньки, не спуская глаз с психопата.
Деннис откровенно издевательски продолжал:
— Ну, позволь мне позаниматься ясновидением, могу порадовать тебя тем, что я убью тебя точно так же, пулей, как кто-то убил твоего мужика!
— Нет, — ответила Эмили, — не так же.
— Это почему же, сучка?
— Тот, кто убил моего мужа, зарядил пистолет серебряной пулей.
Гораздо быстрее, чем Деннис успел осознать сказанное и его палец дрогнул на курке, глаза Эмили стали жёлтыми, клыки удлиннились и она прыгнула…
— Вставайте, сони, — тормошила Эмили детей.
Парнишка потянулся, зевнул, принюхался, резко открыл глаза и гортанно воскликнул:
— Мясо? Мам, ты нашла свежего мяса?
— Мясо, мясо, — загомонили его сестрички, показывая маленькие, но уже острые клыки.
— Да, мясо. И, наконец-то, крыша над головой до самого лета!