Страшная ночь

Открыв входную дверь и войдя в темный коридор, я наткнулась на что-то мягкое. «Мяу!» — недовольно пропищал мой любимый кот. «Вот я снова и дома», — произнесла я, включив свет, и глубоко вздохнула.

Шел ремонт, и квартира напоминала старый пыльный чулан. Повсюду валялись старые обои, разобранные шкафы, одежда, много книг и тетрадей. Свет был неяркий. Я прошла в свою комнату, которая тоже была заставлена всяким барахлом. Поставив чемодан, я присела на краешек кровати. На душе было тоскливо. Соскучившиеся животные сбежались ко мне, я включила телевизор и ушла глубоко в свои мысли.

Не знаю, сколько я так просидела, но очнулась я оттого, что моя собака резко сорвалась с места и вылетела из комнаты. Я встала, следом за мной вскочил с места кот. Происходило что-то странное, мне стало не по себе. Медленно, но верно в меня закрался страх. Я никак не могла понять, откуда он возник, но, как оказалось, страх пришел не один — с собой он захватил ощущение чьего-то присутствия. Но чьего? Дома не было никого, все мои родные уехали на отдых. Я попыталась себя успокоить и списать все на тяжелый переезд, но у меня это не получилось. Включив во всех комнатах свет, я присела на кровать и стала чего-то ждать. Я сейчас не понимаю свои тогдашние ощущения. Как будто все было во сне. Рядом со мною были мои любимцы. Раньше они никогда так себя не вели — боялись от меня отходить, выходить из комнаты, все время смотрели в одну точку и дышали тяжело. А страх все нарастал.

Теперь я точно знала — что-то или кто-то внаглую разгуливает по моей квартире. Я стала ходить туда-сюда по комнате, постоянно оглядываясь. Я чувствовала, что за мной кто-то ходит по пятам и сверлит меня взглядом. И тут мое внимание привлекло поведение кота — он как с цепи сорвался: глаза его загорелись, шерсть встала дыбом, и он с громким шипением кинулся на дверь. Вот тогда я по-настоящему испугалась…

И тут началось. Мои животные как с ума посходили — начали носиться по квартире и пытались поймать кого-то. Но это было полбеды. В ванной комнате внезапно сам собой выключился свет, и по моей спине пробежала дрожь. Закрыв глаза, я закричала во всю силу: «Пошли вон отсюда!». Сразу после этого вроде всё утихло. Я опять включила в ванной свет и только начала успокаиваться, как он погас вновь…

Я думала, что схожу с ума. Под ногами бегали кот и собака. Меня всю трясло. Влетев в комнату, я схватила икону и молитвенник. Вышла в коридор — почему-то в других местах мне было совсем жутко. Не знаю, сколько времени я пыталась себя убедить, что это нервы, как вдруг за моей спиной прошмыгнула тень, будто ветром подуло. Я рванула к входной двери, но что-то не дало мне выйти; я почему-то испугалась открывать ее. Вжавшись в угол коридора, я сжала в руке икону и набрала номер мобильного телефона брата: «Леша, приходи быстрее, я не понимаю, что дома происходит, мне страшно!». Положив трубку, я стала ждать. Состояние моё было плачевное. Чувствовать, но не видеть, не знать — это ужасно.

За окнами стало совсем темно. Мне казалось, что я не переживу этой ночи, как вдруг раздался щелчок замка. Это был брат, он пришел с друзьями. Мы все прошли на кухню, но когда мой брат хотел схватиться за ручку и войти, она сама собой повернулась под его рукой. Так как он у меня более сдержанный, нежели я, он промолчал об этом и рассказал только утром.

Я не помню, как уснула, но очень просила не оставлять меня одну. Днем я по совету мамы опрыскала все углы, двери и ручки квартиры святой водой, читая молитву (не помню точно, что говорила). Стало легче. Но до сих пор иногда я всё равно слышу неясные шорохи и чувствую посторонний взгляд…