СВИНОЕ РЫЛО

Автор: Николай Айнмиллер
Со слов очевидца в местной газете: «Я помню его крепкое тело. Помню, как он расчленял трупы. Странно, что он не трогал женщин и детей, а лишь убивал именно мужчин. Его голова… Когда я смотрел на него издалека, видел эту страшную голову свиньи, он безжалостно делал, что хотел… Размахивая своим огромным топором…»
***
Нидерланды, деревня Гитхорн. 1910 год.
Якоб и Оскар были лучшими друзьями. На тот момент им было по 20 лет. Работали они на старой мельнице, недалеко от магазина своего знакомого продавца, куда в свободное время ходили за свежими булочками и мягким сыром. Солнце пекло в тот день во всей Нидерландской Венеции, от чего половина рабочего персонала лежала на мельнице, халтуря от работы и скрываясь в теньке.
— Фуф, ну и устал я. — Сказал Якоб, поливая себя холодной водой из ведра.
— Я сам сейчас помру от жары. — Поддержав слова друга, Оскар вытер платком соленый пот со лба.
— Да уж, солнце сегодня во всю печёт. — Проговорил Якоб, выжимая сырую рубашку.
— Кинь фляжку. — Попросив фляжку с водой, Оскар сел возле полуоткрытой двери главного входа. Якоб достал из ледяной бочки фляжку и швырнул ему прямо в руку.
— Пойдешь в магазин? Я уже проголодался. — Спросил Якоб, открывая дверь мельницы.
— Пойду, у меня уже сейчас кишечник свернется. — Ответил он, закрывая флягу с водой.
Оскар и Якоб отправились через небольшое поле и подошли к столбу, где была привязана повозка с лошадью. Запрыгнув в карету, Якоб взял хлыст и ударил по лошадиной гриве, чтобы та сдвинулась с места. Лошадь тут же пошла вперед, приподнимая свои копыта. Пока Якоб управлял повозкой, Оскар лежал на сене, задрав ногу на ногу.
— Ты сегодня кормил её? — Спросил Оскар, посмотрев в спину другу.
— Кормил, с самого утра уже наелась красавица. — Ответил Якоб, продолжая смотреть вперед, и тогда повозка выехала с поля на прямую тропу в деревню.
— Ничего себе, посмотри, это ещё что за чертовщина?! — Сказал Оскар, указав пальцем на полосу с кровью, ведущую в деревню.
— Видел уже с утра, когда на работу ехал. Мужики на мельнице сказали, что, возможно, дикая собака завелась и убила пару кур. — Проговорился Якоб, посмотрев на полосу.
Спустя 10 минут два друга заехали в деревню и остановились возле первого магазина. На вывеске был нарисован голландский сыр, а сверху красовалась надпись «Лавка Ван Люффиксона». У окон магазинчика были прицеплены друг к другу свежие колбасы, фрукты и овощи. А внутри запах выпечки сразу бросался в нос. Как только Якоб и Оскар остановили свою повозку возле лавки, они распахнули дверь и зашли к старому знакомому, который уже долгие годы работает здесь продавцом. Этот, старый на вид мужчина, был тем, кого не назовешь хриплым или развалистым скелетом. Всю жизнь проработавший на ферме кузнецом, он сохранил свои крепкие руки. И иногда казалось, он сам смастерил их себе из стали. Но отличался этот старик от всех тем, что у него не было левого глаза, так как в юности, во время ковки топора, ему попала искра прямо в зрачок.
На данный момент в лавке никого не оказалось, кроме него и двух товарищей.
— Ооо, привет-привет, заходите, дорогие мои. — Поприветствовав друзей, пожилой продавец отодвинул шторку, сделанную из бусинок, и отложил книжку в сторону.
— Здравствуй, дядюшка Ван Люффиксон. Нам как обычно… — Сказал Якоб, навалившись к подоконнику.
— Дядюшка Ван Люффиксон, а это что такое? — Спросил Оскар, указав глазами на портреты трех мужчин, висевших над полками с арбузами.
— Где? А, это. Да вот, сегодня сыщики с утра принесли и повесили, говорят, что во всех магазинах теперь будут и на всех столбах святиться. — Ответил старый продавец, наливая кофе в чашки ребятам.
Возле полки были изображены лица трех человек, по словам старого продавца, эти люди пропали неделю назад. Сверху, над их головами, была надпись: «Пропали без вести». Якоб отошел от подоконника, чтобы разглядеть портреты поближе, после чего взял кофе со стойки и сделал глоток, приподняв свои брови.
— Чёрт, язык обжег. — Ругнулся Якоб, зажмурив глаза из-за того, что обжёгся горячим кофе.
Оскар, не отрывая взгляда с портретов, положил кусочек мягкого сыра на булочку, посыпанную кунжутом, и откусил немного, затем принялся говорить с набитым ртом:
— Мне кажется, что в деревне завелся серийный убийца. — Пережевывая еду, говорил он, разглядывая лица пропавших.
— Да, на этом свете хватает психов. — Поддержав слова Оскара, дядюшка Ван Люффиксон взял кухонный нож и стал разрезать спелое яблоко на мелкие кусочки.
— Думаете, убийца живет в нашей деревне? — Спросил Якоб, дуя на кофе.
— Даже если он живет среди нас, пусть только попробует подойти и я докажу ему, что он выбрал не того, с кем можно тягаться! — Героически сказал Оскар, проглотив свой бутерброд.
Ребята и продавец начали хохотать над убийцей, думая о том, что он всего лишь сумасшедший придурок, которого давно пора проучить и отправить на электрический стул. Пообедав в лавке, двое друзей достали из кармана несколько монеток и положили их на кассу. Расплатившись со своим знакомым, они попрощались и пошли к выходу.
— Оскар, Якоб. — Сказал старик, закидывая монеты в деревянную коробочку.
Два друга остановились и повернулись к нему лицом.
— Пожалуйста, будьте осторожны… — Слегка взбудораженным голосом сказал он.
— Хорошо, мы постараемся. — Ответил Якоб, кивнув головой.
— И еще… — Не прерывая свою речь, говорил продавец. — С наступлением полной темноты, сидите в доме, и чтобы вы не слышали, не выходите на улицу. — Выпучивая свой старый глаз, старик настаивал на своем.
Два друга, молча открыв дверь, вышли на улицу.
***
Оскар запрыгнул на повозку, взяв управление лошадью. Якоб, придерживаясь за набитый едой живот, прилег на сено и засунул себе в рот сенную палочку, ковыряясь в зубах.
— Теперь моя очередь быть полководцем. – Рассмеявшись, сказал Оскар и хлестнул по лошадиной гриве.
— Давай-давай, вези меня, раб. — Рассмеявшись в ответ, Якоб продолжал ковыряться в зубах.
Лошадь тронулась с места, везя за собой карету с объевшимся Якобом. Звук подков доносился из-под копыт, бьющих по камням. Как только повозка выехала за предел деревни, к карете подбежал маленький поросенок. Хрюкая и обнюхивая деревянное колесо, он мешал лошади идти, из-за чего Оскару пришлось остановиться, чтобы не раздавить малыша.
— Эй-эй, дружок, ты куда?! — Спросил Оскар, смотря на поросенка сверху вниз.
— Почему остановились? — Воскликнул Якоб, и поднял голову с сена.
— Вон, гляди, у нас помеха. — Сказал Оскар и спрыгнул с кареты.
Взяв в руку хрюкающего малыша, он заметил, что его нос запачкан свежей кровью. Чтобы не замараться об его пятачок, Оскар поставил на землю поросенка и протер носовым платком свои руки. Поросенок побежал в сторону деревни, словно был чем-то напуган или даже одержим. Поставив одну ногу на деревянную стойку, Оскар уже хотел было залезть наверх. Но тут он посмотрел в кусты, из которых выбежал хрюкающий зверек. И с подозрением, направился к ним.
— Оскар, ты куда? — Крикнул Якоб, спрыгнув с повозки.
Оскар, не подавая ответа другу, ускорил шаг к кустам.
— Ты слышишь? Куда ты направился? — Переспрашивая, Якоб начал его догонять.
— Поросенок, нос этого поросенка был заляпан кровью. — Произнес он, раздвигая руками кусты.
— Ну и что? Это же свиньи, их всегда кто-то режет… — Выкладывая известную всем информацию, Якоб помогал другу раздвигать ветки.
— Верно, вот только почему этот поросенок выбежал именно оттуда? — Указывая на начальный куст, Оскар продолжал смотреть вниз и топтать корни веток.
— Не знаю, может просто нашел какую-нибудь дохлую крысу. Чёрт, Оскар, пошли обратно. До окончания работы еще несколько часов. Скоро стемнеет.
— Вот, смотри. — Резко остановившись, два друга вышли на небольшую лужайку, вдоль которой протекала река, Оскар заметил, как около мостика лежал убитый человек с отрезанной головой.
— Матерь Божья, что за хрень? — Шепотом проговорился Якоб, обходя труп.
— Похоже, это один из «Пропавших без вести».
— Да, это точно.
— Похоже, что в деревне действительно завелся маньяк. Нужно срочно позвать на помощь.
Якоб начал отходить задним шагом и вот-вот хотел рвануть с места, но тут же Оскар поймал его за руку и начал уговаривать его, чтобы тот не делал глупостей.
— Стой, нельзя звать на помощь. — Отговаривая друга, Оскар не отпускал его рукав.
— Что значит нельзя звать на помощь? А как же этот бедолага? — Спросил Якоб, переглядываясь с Оскара на труп.
— Ему уже не помочь, это раз. А во-вторых, он может следить за нами. — Продолжил тот, глотая свою слюну.
— Ну а что ты предлагаешь? Просто так оставить его здесь? — Допытывая вопросами, Якоб не хотел оставаться равнодушным.
— Нет, раз убийцу не могут поймать даже сыщики, то это сделаем мы.
— МЫ?
— Да, не забывай, что за поимку любого преступника, нам могут дать немалое вознаграждение за него.
— И какой у тебя план?
— Есть идея… — Сказал Оскар, отпуская руку товарища.
***
Вечером темнота сгустилась по всему полю, где стояла мельница. Звёзды стали выглядывать с неба все четче и ярче. Мужики, которые отработали свою смену, начали прощаться друг с другом, пожимая руки.
— Оскар, Якоб, вы идете? — Спросили рабочие, стоя в дверях.
— Мы задержимся ненадолго, нам надо закончить с мешками. — Ответил Оскар, перекидывая мешок с мукой Якобу.
— Хм, обычно вы готовы раньше всех слинять. Ну, ладно, не забудьте повесить замок когда уйдете.
— Само собой.
Мужики прикрыли дверь и отправились к своим каретам, после чего звук лошадиных копыт начал отдаляться все дальше и дальше. Якоб откинул мешок в сторону и посмотрел в щель стены, где увидел, как работники отправляются домой.
— Ну всё, кажется, ушли. — Сказал Якоб убирая взгляд с щели.
— Ну что, ты готов? — Поднимая доску с полки, спросил Оскар.
— Готов, блин, а почему я в роли жертвы?
— Потому что ты бегаешь быстрее меня с самого детства, забыл? — Оскар взял крепкую веревку и засунул в карман своего дырявого пиджака.
— Хорошо, ты всё взял? — Вдыхая воздух в легкие, Якоб решил удостовериться, что Оскар ничего не забыл.
— Взял-взял. Всё по плану. Ты идешь по полю и зовёшь этого урода. Как только ты его замечаешь, ты бежишь к нашей карете, где я буду спрятан засыпанным сеном. Как только ты добегаешь до меня, и он подбегает, чтобы тебя схватить, я тут же вылезаю и бью этого гада доской по голове, затем связываю ему руки и ноги, и мы везем его к комиссарам.
— Умно, только вот ты не думаешь, что у него может быть ружье или что-нибудь в этом роде?
— Какое ружье? Ты видел того беднягу без головы? Он был явно убит не от пули.
— Ладно, не будем спорить, пора действовать. – Улыбнувшись, сказал Якоб.
Двое друзей осторожно выглянули с мельнице, чтобы посмотреть вокруг. Убедившись, что рядом ни единой души, они вышли на улицу и прикрыли дверь. Вокруг мельницы и поля горели лампы, освещая практически всё поле вдоль и поперек. Действовав по своему плану, они стали пробираться к повозке с привязанной лошадью. Якоб отбежал от кареты на небольшое расстояние. Оскар быстро спрятался в сено, вместе с деревянной доской. Укорачивая свои шаги, Якоб отвернулся от кареты и начал кричать на все поле.
— ЭЙ-ЭЙ. УБИЙЦА, ПСИХОПАТ. НУ ЖЕ? ГДЕ ТЫ? ПОПРОБУЙ, ВОЗЬМИ МЕНЯ. Я ЗДЕСЬ. — Кричал Якоб на всё поле.
— ЭЙ, НУ ГДЕ ЖЕ ТЫ? ДАВАЙ, СХВАТИ МЕНЯ, ПОПРОБУЙ! И Я ВЫРВУ ТЕБЕ ТВОИ ЯЙЦА!
— ТЫ ЧТО ТАМ? ИСПУГАЛСЯ? ИЛИ У ТЕБЯ КИШКА ТОНКА? — Продолжал кричать Якоб оглядываясь по сторонам, но на его зов так никто и не пришел.
— Тьфу ты, тоже мне, убийца. — Убавив свой крик сказал Якоб, и отправился к карете.
— Оскар, можешь вылезать, этот сукин сын испугался меня и не стал за мной охотиться. — Сказал Якоб, подходя к карете.
— Вылезай, говорю, уснул что ли? Капкан отменяется.
В этот момент Якоб начал сгребать сено руками с друга. Но как только он сгреб колючее сено с его головы, он обнаружил, что Оскар лежит с открытыми, окровавленными глазами. Из его груди ручьем лилась кровь, стекая на колеса вниз. Убийца успел нанести более сорока ударов острым лезвием в тело этого парня. Истекая кровью, Оскар не мог вымолвить не слова.
— О, Дьявол, какого черта? – Не веря свои глазам, Якоб сделал шаг назад и тут же запнулся пяткой о камень, повалившись с ног.
Тень убийцы показалась из-под лошади, и как только Якоб начал отползать назад, он заметил, как маньяк постепенно выходит к нему. Убийца показал себя в полном облике. На его голове была надета маска свиньи. Застёгнутая на пуговицы клетчатая рубашка и сверху накинут фартук из клеёнчатого материала. Передвигая свои тяжелые сапоги к Якобу, маньяк взял размах топора и попытался нанести удар по его голове. Но в этот момент Якобу удалось увернуться от острого лезвия и проползти через карету. Тогда маньяк взялся за рукоятку топора обеими руками и стал размахивать им, промахиваясь по воздуху. Якоб ударил кулаком по маске нападавшего, стараясь оглушить его как можно скорее. Но, не уступая жертве, убийца шёл на него, получая очередную серию ударов. Тогда Якоб ударил ногой по колену психопату, и, наконец, смог повалить его на землю. Убийца выронил топор из своей руки и вопреки этому Якоб сел на его пояс и стал душить своими руками. Маска свиного рыла почти сползла с лица нападавшего. Стиснув свои зубы, парень пытался сжать пальцы на шее ублюдка как можно крепче. Но это ему не удалось. Маньяк дотянулся до рукоятки топора и тут же ударил лезвием по руке жертвы. Издав громкий крик парень повалился на другой бок, держась за раненую руку. Психопат поправил свою маску и стал наносить удары по ногам Якобу, чтобы тот не смог убежать. Одной рукой Якоб начал медленно отползать от него. И спустя несколько секунд убийца стал идти медленными шагами позади жертвы. Перевернувшись на спину, Якоб поднял руку вверх, моля о том, чтобы он его не убивал. Мгновением парень заметил, что сквозь маску не хватает левого глаза. Но, не вымолвив ни слова, убийца размахнулся топором и стал наносить удар за ударом по животу Якоба. Затем, приподняв свою ногу, он стал бить сапогом по его голове. Голова жертвы постепенно становилась похожей на разбитое яйцо. Не останавливаясь на достигнутом, маньяк полностью разрезал живот парня, вывалив оттуда внутренности, после чего разрубил его тело на пополам и отрезал голову. Ухмыльнувшись, маньяк стянул с себя маску свиньи и поднял за волосы голову Якоба перед собой.
— Я же просил вас, сидеть в доме…