Утопленница

Анечка была в семье единственным и поздним ребенком и это оставило на ней свой отпечаток. Своевольная и капризная, она ни в чем не знала отказа. Детский сад она не посещала — мама усердно пестовала девочку и с ужасом думала о том дне, когда придется отдать её в школу. Впрочем, боялась мама зря — Анечка быстро нашла подруг себе под стать и к четвертому классу мастерски издевалась над менее удачливыми школьниками.
Единственным местом, где девочку не баловали, был двор бабушкиного дома. Тамошняя детвора сверкала все лето разодранными локтями и коленками, носила выгоревшие на солнце шорты и маечки, осваивала близлежащий лесок и ни во что не ставила Анечкиных идолов. Впрочем, её там и не особо задирали — так, для проформы. Иногда из дома тяжело выплывала грузная бабушка Анечки, садилась на сколоченную для нее скамеечку и просила принести крапивы. Крапивой она долго и с наслаждением стегала больные голени и охала, когда удар получался слишком жалящим. Дети завороженно собирались вокруг и смотрели на её ноги — отекшие, синеватого цвета, а потом вечерами придумывали страшилки про оживших мертвецов. Такая вот детская муза.
Анечка обычно молча слушала страшные сказки, время от времени испуганно вскрикивая и требуя потом провести её до квартиры. Впрочем, её это не спасало — пока кавалер провожал трусишку, его друзья- товарищи, пользуясь темнотой, прятались в кустах около подъезда, а потом внезапно выпрыгивали на подошедшую парочку, не забывая при этом закатывать глаза, завывать и пытаться зацепить девочку скрюченными пальцами. Анечка предсказуемо верещала — сначала испуганно, а потом возмущенно, убегала домой, хлопая дверью и показывала на пороге язык, а мальчишки хохотали и шли обратно к остальным детям, по пути корча рожи и передразнивая жертву.
Все лето ребята играли во дворе, гуляли в лесу и бегали на речку загорать и купаться. Однажды дети видели, как из реки достают утопленника. Какой-то парень, отдыхая на берегу с друзьями, решил показать свою удаль и прыгнуть с железнодорожного моста в воду. Нырнуть-то он нырнул, но вот со дна его доставали уже спасатели. Он напоролся бедром на старую арматуру и так и не смог выплыть самостоятельно.
Два дня спустя ребята купались в речке, как ни в чем не бывало.
А ещё через пару дней Леша первым озвучил новый сюжет страшилки:
— Пятнадцать лет назад в нашей речке в одно лето утонули семь человек. Их с трудом находили в зарослях цепких водорослей, которыми было покрыто все дно реки. Когда люди купались, они чувствовали, как речные водоросли скребут по их голым животам, как пытаются обвиться вокруг тонких ног и рук. Но, тем не менее, из купающихся днем не утонул никто. Всех мертвецов река получила ночью, когда неразумные люди осмеливались войти в воду под светом луны. Кто знает, что чувствовали они в темной воде? Чтобы остановить череду смертей, мужчины решили вызвать водолазов и те выкосили подводные поля, вычистили речное дно и увезли водоросли. С тех самых пор река обмелела. Вы думаете, что тот парень погиб случайно? Нет, это заново выросли хищные водоросли, это сама река вынуждена забирать людские жизни, чтобы снова стать полноводной.
На Анечку эта история произвела гнетущее впечатление — она вспомнила отекшие синие ноги бабушки и то как старушка жаловалась соседке:
— Пятнадцать лет уж меня эта хворь мучает!
Утонувшего парня она видела только издалека, но все равно заметила грузность его фигуры и цвет его кожи. И вот теперь девочку мучали подозрения — а вдруг её бабушка тоже утонула пятнадцать лет назад, но нашла способ вернуться домой? Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы обо всем догадаться. Ей стало страшно и неуютно. И куда ей теперь идти? Домой, к страшной бабушке?
Анечка долго думала над этим и решила добраться до своей комнаты, пока окончательно не стемнело. А там она закроется и переждет до утра. И утром упросит маму забрать её обратно домой. Да, так она и сделает.
Провожали Анечку по старинке, но привычный розыгрыш разозлил её не на шутку. И злость, соединившись со страхом, лишила девочку остатков самообладания. Она взвизгнула и бросилась прочь от подъезда.
Опомнилась девочка только тогда, когда в темноте сбилась с тропинки и с размаха вбежала в большой высохший куст. Анечка выползла из него, тихонько заскулила и начала снимать с лица и голых рук налипшую паутину. Возвращаться домой было очень страшно, к тому же не хотелось слышать, как над ней начнут смеяться дворовые ребята после такого позорного бегства. Тогда она решила вернуться домой после того, как все разойдутся спать. И пусть они всю ночь переживают о том, что Анечка потерялась в лесу! Пусть не спят, пусть вглядываются в темную громаду леса и страдают от угрызений совести! Это они, именно они погубили девочку! Они ведь прекрасно знают, что ночью по лесу ездит маньяк- велосипедист и когда он нагоняет идущего по тропе человека, он выхватывает отвертку и протыкает человеку бок. Они ведь знают, что в безлунные ночи в ельнике бродят странные созданья, порожденья тьмы и гниющей хвои и нет пощады ни одному живому существу, что заблудится там ночью. А в полнолунье на охоту выходят жуткие оборотни.
Анечка покосилась на небо, чтобы проверить — лунная сейчас ночь или безлунная и понять, куда именно ей лучше сегодня не соваться. По всему выходило, что лезть в ельник было можно, но вот только зачем? Чем можно заняться в лесу, чтобы пара часов пролетела как можно быстрее? Лес начинал угнетать её, захотелось выйти на открытое место.
Девочка пошагала к реке, рассудив, что лучше проведет время на мосту. С него можно было бросать гравий в воду и наблюдать, как кругами расходятся волны. Да и лесные чудовища её там не достанут — они не могут пересекать текущую воду.
В скором времени она увидела, как в лунном свете заблестела вода. К реке Анечка вышла левее, чем ей хотелось бы и она пошла вдоль берега к мосту. На песчаном пляже девочка заметила несколько тонких фигур. Там отдыхала компания девушек. Двое лежали прямо на песке, как будто загорали под луной. Ещё трое бегали по мелководью, плескались и брызгались друг в друга водой, весело хохоча. Шестая девушка обнаружилась неожиданно — она собирала землянику прямо рядом с девочкой. Девушка встала, держа букетик земляники в руке и улыбнулась Анечке:
— Ты что тут делаешь, маленькая, в такое время? Где твои родители? — а затем крикнула громче, обращаясь к остальным:
— К нам гостья пожаловала! Готовьте угощение, нельзя ребенка без подарка оставлять, — и протянула землянику девочке.
Анечка взяла ягоды и они направились к остальным девушкам, которые оставили свои занятия и начали выкладывать на полотенце продукты из небольшой плетеной корзины. Пока они занимались этим, девочка начала рассказывать, как она здесь очутилась. И так жалко ей стало саму себя, что она расплакалась, перепутала настоящие обиды с надуманными и начала просить не отправлять её домой сразу, позволить провести время с красавицами на берегу.
Девушки молчали и по их грустным лицам Анечка поняла, что растрогала их и что все её обиды действительно были настолько горькими, насколько она и предполагала. Наконец, самая старшая из них засмеялась, потрепала девочку по голове и сказала, что они все знают, какими жестокими могут быть люди. Но это не беда, когда у тебя есть хорошие подруги и ночь и лес и теплая река.
В корзинке у девушек оказались ягоды и странные сладости, напоминавшие пахучее тиной желе. Анечка не захотела его пробовать, но ягоды съела все. После трапезы девушки вновь продолжили свои занятья, веселясь на пустом берегу. Девочка тоже вошла по колено в воду и удивилась тому, насколько теплой была река и как нежно по её коже скользили невидимые в темноте водоросли.
Время шло и повеселевшая девочка решила, что пора бы ей уже вернуться домой. Когда она начала прощаться с гостеприимными девушками, те во второй раз предложили ей сладкое угощенье и на этот раз Анечка не отказалась — оставшись без ужина, набегавшись по лесу и напрыгавшись в реке, ягодами сыт не будешь.
Как только девочка проглотила первый кусочек пахнущего тиной, липкого желе, одна из девушек взяла её за руку и потянула к воде. Остальные в это время начали гоняться друг за другом по берегу, иногда подскакивая к Анечке и щекоча её.
Девочке было весело. Девочка не могла знать о том, что вот уже, который час подряд лес прочесывает отряд местных жителей, наскоро созванный после того, как мальчишки сообщили родителям об Анечкином побеге в лес. Откуда она могла узнать о том, что на берегу постоянно дежурит заплаканная мама Анечки, боясь, что её дочка выйдет из леса вблизи от воды и нечаянно утонет?
Опомнилась девочка только тогда, когда заметила, что новые подруги завели её глубоко в воду, а их ласковая щекотка превращается в болезненные щипки. Анечка закричала и рванулась к берегу, вырываясь из цепких рук утопленниц. О, теперь она увидела их истинные лица — опухшие, скользкие, с проеденными рыбами и раками дырами и спутанными волосами. Мертвецы пытались ухватить её покрепче, но их неуклюжие пальцы соскальзывали с мокрой кожи девочки и она постепенно пробиралась к берегу.
Кто знает, может и удалось бы Анечке спастись от страшных русалок, но цепкие водоросли уже обвились вокруг её лодыжек, а мягкий речной песок начал осыпаться под её ногами, увлекая девочку в подводную яму. В последний раз рванулась Анечка вверх, а последний раз вдохнула воздух, в последний раз увидела залитый лунным светом берег и скорчившуюся фигурку матери около воды, а потом носом и ртом втянула воду и почувствовала, как сжимается в спазме горло. Она дышала водой и страдала оттого, что все жарче разгорается огонь в её груди. Того момента, когда русалки подхватили её под руки и увлекли с собой в ледяную глубину, Анечка уже не почувствовала — непереносимая боль терзала девочку изнутри, грызла её легкие, ломала хрупкое тело и лепила нечто чуждое человеку, приспосабливая новую русалку к существованию в глубинах темных вод.