В гости по ту сторону

— Кто здесь? — шепотом произнес Билл. — Мам, пап, вы уже вернулись?
В квартире снова наступила роковая тишина. Словно тот, кто шел по коридору услышал его голос и замер, чтобы его не заметили.
Все, что было слышно – это настенные часы, которые висели над комодом в комнате у Билла. Стрелки показывали пятнадцать минут третьего. А это означало, что дома не будет никого до восьми утра.
Сегодня был знаменательный день в жизни Билла. Ему, наконец, удалось уговорить своих родителей оставить его одного и не присылать няню на ночь. Раз в три дня график родителей совпадал, и они работали в ночную смену. Но прежде чем уйти, мать всегда звонила старой знакомой, которая по совместительству была прекрасной няней. Она приходила в отсутствие родителей и ночевала на первом этаже, дабы проследить за Биллом и приготовить ему завтрак перед школой.
Это был третий день каникул и на то, чтобы провести целую ночь одному в пустом доме, понадобился весь вечер, проведенный в переговорах с родителями. После того, как юный дипломат одержал верх, ему пришлось выслушать целую лекцию о технике безопасности, которую он и так знал назубок. Плюс ко всему прочему он должен был позвонить в десять часов вечера и доложить о том, все ли с ним хорошо, после чего не сидеть перед телевизором всю ночь, а лечь спать.
Отец работал охранником на заводе и покидал дом в седьмом часу, мать была медсестрой, и смена ее начиналась ровно в восемь. Мысль о том, что целый дом в распоряжении Билла на всю ночь не давала ему покоя. Глаза сияли от радости, и он знал, что эти каникулы проходят просто превосходно.
Как раз позавчера ему пришла посылка от дедушки, в которой находилось пальто. О таком он мечтал несколько месяцев, да и не только он. Любой мальчишка хотел заполучить такой подарок от своих родственников. Это было строгое серое пальто из драпа и с шелковой подкладкой. Билл провел целый день в нем, только во время обеда и ужина отец запретил сидеть за столом в верхней одежде.
А вчера вечером в окно гостиной залетела черная ворона. Ее заметили только после того, как она разбила тарелку на кухне. Билл сначала просил оставить ее дома и посадить в клетку, но мать воспротивилась этому желанию и приказала прогнать ее из дома. Она была чересчур суеверная и считала, что это дурная примета. В любом случае, для Билла это было целое событие: как они с отцом бегали по гостиной и вылавливали эту птицу.
Входная дверь хлопнула. Мать повернула ключ на два оборота и села в такси. Билл стоял возле окна и сиял от радости. Он проводил взглядом машину и включил радио на всю катушку. На одной из радиостанции пел Bill Haley.
Это был один из любимых исполнителей мальчика и не только из-за того, что они были тесками. Отец запрещал слушать такую музыку – он считал, что все эти исполнители заядлые алкоголики и в этих текстах нет ничего хорошего. Именно поэтому Билл решил, что сегодня он переслушает все его песни, а в первую очередь «See You Later Alligator».
Так же в планах было просидеть до ночи в зале и просмотреть несколько боевиков, которые начинались в десять вечера. Отец постоянно переключал их, если Билл находился поблизости. А после – уснуть на диване и утром сделать вид, словно ничего и не было.
Билл так и сделал. Он выпил кружку крепкого кофе, который отец заваривал себе по вечерам, перед тем, как отправиться на работу. Он был горьким и без сахара. Билл в пару глотков опустошил целую кружку и отправился к телевизору, чтобы найти канал, по которому показывали боевики.
Ровно в десять вечера он позвонил в больницу и попросил к телефону Миссис Роуз. Трубку она взять не могла, так как находилась в операционном блоке. Тогда Билл попросил передать, что звонил ее сын и с ним все в порядке. Он будет ждать звонка, когда она освободится.
В эту ночь звонка так и не было.
Дом был достаточно большим. Он состоял из двух этажей. На первом находилась прихожая, зал и кухня. На втором – две спальни и туалет. Внизу тоже был санузел, но им никто не пользовался уже на протяжении года, так как трубы там были ржавыми и изношенными. Иногда оттуда доносились странные звуки, напоминающие стоны, но отец всегда успокаивал Билла и объяснял, что этот звук исходит от труб. Вообще это место никогда не нравилось мальчику. Оно было чересчур загадочным и зловещим. Света там тоже не было, так как отец не видел смысла вкручивать там лампочки.
Солнце село за горизонт и в квартире без света было сложно передвигаться. Единственное, что освещало комнату – это был телевизор. По окончании первого фильма глаза Билла начали потихоньку закрываться. Та убойная доза кофе, видимо, уже подошла к концу, и теперь сон одолевал его.
Он выключил звук и закрыл глаза. Спать без телевизора было немного страшно, а включать свет на всю ночь было запрещено, так как отец берег электроэнергию, а если в счетах он увидел бы сумму больше, чем положено, тогда Билла могли бы наказать, а этого совсем не хотелось.
В доме было тихо. Картинки менялись одна за другой. На экране все время кто-то стрелял, кто-то плакал. Билл ворочался с одного бока на другой. Диван был настолько неудобный, что конечности постоянно затекали.
Спустя некоторое время он нашел положение, в котором смог бы уснуть. Сон уже успел окутать его, перенося в свой мир, как вдруг тишина, которой был наполнен дом, нарушил малозаметный скрежет в стене. Звук раздавался из коридора, в котором кроме нескольких пар обуви, курток и пальто ничего не было. Билл открыл глаза и посмотрел в сторону входной двери. Из-за темноты там не было ничего видно. Звук нарастал с каждой секундой.
— Кто здесь? — крикнул Билл.
Скрежет, который наполнил стены, внезапно прекратился. Билл встал с дивана и включил свет.
«К черту правила отца, — подумал Билл. – Накажут, так накажут». Он прошелся по всему дому и включил свет в каждой комнате. На часах была ровно полночь.
В глубине души Билл уже начинал сомневаться, что это была хорошая идея – остаться в одиночестве на целую ночь. Этот скрежет сделал пробоину в храбрости и уверенности Билла. Все, что теперь хотел мальчик – это побыстрее уснуть и открыть глаза, когда родители будут дома, а солнце будет светить в окно.
Он поднялся на второй этаж и зашел в туалет, чтобы умыться.
— Наутро я буду героем, который провел целую ночь в одиночестве.
Мысли Билла перебил звук телевизора, который включился на первом этаже. Теперь радио не было слышно. Крики из телевизора заглушали одну из песен.
Биллу стало не по себе. В горле образовался маленький комок, который невозможно было проглотить. Внезапная дрожь охватила все тело. Ему нужно было пройти всего пару шагов, и он очутился бы в своей комнате, которая находилась практически напротив туалета.
Билли бесшумно приоткрыл дверь и вынырнул в коридор. Дверь в его комнату была прикрыта, но оттуда виднелся свет. Он мелкими шажками начал передвигаться в свою комнату. Желания смотреть по сторонам не было. Взгляд его держался исключительно на двери, в которую необходимо было пробраться.
Билли был уже на середине коридора, как вдруг правым ухом он услышал скрип на лестнице. Кто-то поднялся на первую ступеньку. Боковым зрением он никого не заметил, но снова раздался этот звук. Кто-то медленно поднимался по лестнице вверх. В этот момент ноги Билла словно отказали ему. Они превратились в нечто ватное. Теперь Билл знал наверняка, что в доме он не один.
Собрав все силы и, не обращая внимания на дрожь, он нырнул в комнату и закрыл дверь. Прислонив ухо к стене, он начал прислушиваться к шагам, которые медленно поднимались на второй этаж. Сердце колотилось так, что готово было выскочить в любую секунду. В этот момент казалось, что его можно было вычислить исключительно по стуку сердца.
Кто-то остановился на середине лестницы. Шагов не было ни в одну, ни в другую сторону. Билл даже не заметил, как отключился телевизор, только радио играло на кухне чуть заметную мелодию Billy Haley. Словно кто-то решил выждать и прислушаться, куда спрятался Билл.
Через некоторое время дом снова наполнился тишиной: ни радио, ни телевизора, даже шагов не было слышно. Билл все еще стоял, прислонившись к стене.
— Вроде бы все успокоилось, — уговаривал себя мальчик.
Он на цыпочках прошел до кровати и лег под одеяло. В эту ночь он уже не уснет. Мысль о том, что он проснется посередине ночи, а кто-то будет стоять возле его постели, не давала закрыть глаза. Он лежал и смотрел на часы.
Дверь в прихожей хлопнула.
Билл вскочил и открыл глаза. Он, сам того не ведая, уснул в сидячем положении. В доме была кромешная тьма.
Он снова услышал шаги, которые раздавались в зале. После кто-то поднялся по лестнице. Они были совершенно иными. Более уверенными и четкими.
— Кто здесь? — шепотом произнес Билл. — Мам, пап, вы уже вернулись?
В квартире снова наступила роковая тишина. Словно тот, кто шел по коридору услышал его голос и замер, чтобы его не заметили. Все, что было слышно – это настенные часы, которые висели над комодом в комнате у Билла. Стрелки показывали пятнадцать минут третьего. А это означало, что дома не будет никого до восьми утра.
В этот момент Билл хотел провалиться сквозь землю, заплакать или просто проснуться. Мысль о том, что это сон рассеялась сразу после того, как дверь в его спальню начала приоткрываться. Мимо комнаты что-то прокатилось и ударилось об стену… Скорее всего, это был мяч, который Билл забыл в гостиной.
— Может со мной хотят поиграть? — Билл искал любой повод для того, чтобы перестать бояться. Это все, что оставалось мальчику в эту ночь.
На первом этаже раздался голос. Он был знакомым, но забытым.
Голос звал к себе. Тихий и мелодичный, который не замолкал ни на секунду.
Биллу понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить, кому принадлежит этот голос. И он вспомнил. Это был дедушка, который прислал ему это пальто. Мысли начали сходиться воедино.
«Видимо, родители передумали и решили дозвониться до няни, но она была занята, и они позвали дедушку. Последний раз мы виделись с ним 2 года назад..».
Страх, который держал Билла на протяжении всей ночи, начал потихоньку рассеиваться.
Он вылез из-под кровати и спустился вниз по лестнице. На первом этаже было все еще темно.
— Дедушка? Это ты? — шепотом произнес Билл.
Мальчик не заметил, как в темной гостиной прошел мимо силуэта, стоящего около двери.
Билл стоял уже возле дивана, на котором несколько часов назад пытался уснуть, как голос снова позвал его. Он обернулся и увидел силуэт.
— Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой?.. Конечно… Пойдем… А утром я буду дома?
Входная дверь щелкнула и в гостиную вошла мама. Глаза ее были в слезах, а руки до сих пор тряслись из-за пережитого ночью.
Она прошла мимо кухни в гостиную. Пальто и обуви сына не было в доме. Только на столе был маленький клочок бумаги, исписанный карандашом. «Мама, папа, не переживайте. Я с дедушкой. Спасибо, что позвонили ему. Я его давно не видел, и он позвал меня к себе. Скоро вернусь».
Сердце матери замерло. Руки стали холодными и не слушались ее. Она не могла положить эту бумажку обратно. Она вчитывалась в каждое слово и пыталась понять, как это могло произойти…
Отец вернулся немного позже и застал свою жену в том же положении.
— Что случилось? — в полном недоумении пытался выяснить отец. — И что за бумагу ты держишь?
— Это записка от Билла. Он говорит, что с дедушкой. — Сквозь слезы прошептала она.
— Ну и разве это плохо? — он никак не мог понять, почему она плачет и не может позвонить своему отцу.
— Мой отец скончался сегодня в операционном блоке 4 часа назад. Я была там…
В комнате воцарилась тишина. И только по радио еле слышно пел Bill Haley.